Саша Генцис: «Всегда стараюсь найти красоту»


Саша Генцис: «Всегда стараюсь найти красоту»

«Природа и прогресс» - так называется фотовыставка Саши Генциса, которая будет проходить на «Винзаводе» с 20 августа по 3 сентября. Юбилейную экспозицию (50 лет автору и 20 лет его выставочной деятельности) составят около 50 работ разных лет. В преддверии открытия выставки MY WAY побеседовал с фотохудожником Сашей Генцисом, который известен также, как топ-менеджер компании «Диасофт» Александр Генцис.
Саша Генцис, Из серии «Управляемые небеса», 2020 г.

Из серии «Управляемые небеса», 2020 г.

Александр, вы человек бизнеса, как получилось, что вас увлекла фотография?

Дело в том, что фотографией я начал заниматься намного раньше, чем бизнесом. Первые свои снимки я сделал в пионерском лагере в десятилетнем возрасте. Очень хорошо помню, что для меня это было как волшебство. Наш преподаватель фотокружка был действующим журналистом и фотокорреспондентом. Он привез нам целый набор фотокамер, в основном иностранного производства, которые выглядели для меня — обычного советского мальчишки — настолько завораживающе, что казались предметами с других планет!

И тогда вместо футбола и других игр, в которые играли большинство моих друзей, я носился с фотоаппаратом, а потом часами пропадал в фотолаборатории, проявляя и печатая фотографии, которые отражали нашу пионерскую жизнь. Со временем юношеское хобби переросло в серьезное профессиональное занятие.

Саша Генцис

Ваше творческое имя — Саша Генцис. Почему не Александр?

Это абсолютно сознательное разделение, которое я придумал много лет назад именно для того, чтобы отделить для окружающих мои достижения в двух разных сферах, чтобы оценка моих фоторабот была максимально объективной. Имя несет образ своего владельца. Именно из-за этого я отделяю Александра Генциса — бизнесмена, от Саши Генциса, который идет артистическим путем с нуля самостоятельно, не опираясь на достижения и имя Александра.

Где и как вы учились искусству создания фотографий?

Я сразу понял, что самое главное в фотографии — это не технические аспекты съемки, а идея и ее реализация, которая зависит не от знаний, а лишь от фотографического взгляда, который есть практически у каждого человека, но далеко не все хотят и могут развить его в себе. Именно поэтому я выбрал путь самостоятельного развития, встречаясь и работая вместе с лучшими людьми фотографического мира, которым я очень благодарен. Одним из первых был выдающийся советский и российский фотограф Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер. Огромное влияние на меня также оказали Валерий Иванович Никифоров, который первым поверил в меня и Алексей Викторович и Артём Логиновы, которые на протяжении последних лет являются кураторами моих выставок, помогают развивать мои проекты, создавать новые и двигаться дальше. Из иностранных фотографов могу отметить моего друга, известного шведского фотографа, пейзажиста Hans Strand.

Из серии «Управляемые небеса», 2020 г.

Когда была ваша первая выставка?

Самую первую выставку я сделал, когда мне исполнилось 30 лет. Она была приурочена ко дню моего рождения и проходила в обычном ресторане. Тогда я решил показать свои фотографии моим друзьям. Я очень волновался и выбрал «надежный» способ демонстрации, потому что те, кого я пригласил, практически гарантированно дали бы положительную обратную связь! А вторая выставка, по сути, открывшая мою фотографическую карьеру, проходила в Объединении «Фотоцентр» на Гоголевском бульваре, директором которого является известный специалист в области фотографии Валерий Иванович Никифоров. Именно он тогда первым оценил то, чем я занимаюсь, и согласился провести выставку. Я на всю жизнь запомнил то волнение, которое меня охватило вечером перед открытием. «Куда ты идешь и что ты собираешься показать людям», — говорил мне внутренний голос, всячески пытаясь принизить или заставить волноваться мое фотографическое Я. К счастью, я к нему не прислушался. На открытие пришел очень известный в нашей стране фотограф Вадим Иванович Гиппенрейтер. К моему удивлению, он дал достаточно высокую оценку некоторым работам, сказав, что если я продолжу в том же духе, то меня может ждать успех. Именно эти слова поддержки и профессиональный совет определили мое решение, что каждый год я буду делать персональную выставку. С тех пор я не пропустил ни одного года.

Из серии «Управляемые небеса», 2020 г.

Что самое важное для фотохудожника?

Ответ на этот вопрос для меня абсолютно однозначен. Я работаю в жанре именно фотографии как проекта. Меня не очень привлекает делать отдельные снимки, пусть даже красивые и интересные. Я не документалист, не репортер и не портретист. Для меня самое важное и интересное — найти, нащупать, открыть тему, которая могла бы заинтересовать зрителей. В моих проектах должна быть какая-то многолетняя история, которая затронула несколько поколений.

Должна быть глубокая, яркая, наполненная объектами, событиями, сюжетом картинка. Зрителю должно быть интересно рассматривать фотографии, проводя у каждой работы не дежурных несколько секунд, а по несколько минут, размышляя, оценивая и создавая свои собственные образы.

Наконец, это должно быть сделано на очень высоком профессиональном уровне, позволять представлять результаты моего творчества в виде полноформатных больших работ размером 150 см и более (по длинной стороне), чтобы передать, в определенном смысле, эффект присутствия и показать достижения современной фотографии.

Из серии «Социалистический сюрреализм», 2018 г.

Вы согласны с тезисом «Красота в глазах смотрящего»?

Вы знаете, я всегда стараюсь найти красоту и для меня самого. Потому что я верю что фотографирование — это не процесс нажатия спусковой кнопки, а создание своей фантазией, своим фотографическим взглядом, внутри себя того образа, которым хочешь поделиться со зрителем. Я всегда стараюсь, даже попадая в самые трудные для фотографического взгляда ситуации, найти такие ракурсы, такую картинку и такую идею, чтобы зрителю было интересно смотреть. Я осознанно стараюсь не эксплуатировать тему трагичности разрушения даже в таком жанре, как abandoned, который представляет собой направление фотографирования заброшенных, разрушающихся объектов. И, работая с такими объектами, стараюсь использовать увиденное мною так, чтобы зритель поразмышлял над чем-то другим. Для меня более важно, чтобы зритель, даже когда речь идет о тяжелых аспектах истории, о прощании с чем-то важным, испытывал не столько негатив — мол, вот все профукали — сколько определенный интерес, гордость, ностальгию, чтобы это было конечно же в некотором смысле грустное, но при этом достойное зрелище. Я считаю, что до тех пор, пока позитивная атмосфера не будет заложена в фотографию взглядом, душой и сердцем автора, зритель не сможет увидеть позитивную картину в своих глазах.

Как вы находите темы?

Это может показаться удивительным, но темы сами приходят мне в голову. Меня ничего не связывает с миром самолетов, я не являюсь пилотом, и среди моих родственников нет летчиков. Также я никогда не работал на заводе, не переступал порог крупных автомобильных гигантов, несущих гордость и могущество советской индустрии. В детстве я не думал, что смогу объехать десятки стран мира.

Из серии «Социалистический сюрреализм», 2018 г.

Я всегда держу свой фотографический взгляд открытым и внимательно отношусь к тем «сигналам», которые ко мне приходят из окружающего мира. Так рождались важные для меня проекты. Например, серия «Фотографические дуэты» появилась, когда я увидел определенную «игру» между фотографиями, сделанными на разных континентах в разное время. Комбинируя пейзажи, объекты в единые работы, я сделал большую серию фотографий, которая развивалась много лет. Так было и с проектом «Социалистический сюрреализм». Он появился благодаря идее и поддержке моих друзей, предложивших мне запечатлеть уходящую фактуру завода «ЗИЛ». И так было с самолетами из серии «Управляемые небеса». Я приехал как посетитель и гость со своим сыном в музей Военно-воздушных сил в Монино, увидел старые летательные аппараты, бережно восстановленные и сохраненные благодаря самоотверженным людям, и в первую очередь, волонтерам музея. Влюбившись в этот музей, придумал сделать такой фотопроект.

Сейчас я в поиске новых идей. У меня есть определенные наметки, пробы, и уверенность, что через некоторое время смогу представить публике что-то интересное.

Всегда ли вы с камерой?

В больших поездках всегда. Если выезжаю ненадолго с семьей, то камеру стараюсь не брать, поскольку для того, чтобы действительно сделать ценную фотографическую работу, требуется сосредоточенность и огромное количество времени. Например, на каждую фотографию из проекта «Управляемые небеса» уходило от 6 до 8 часов на один кадр. Это очень большой труд! Особенно сейчас, когда уровень технологий и уровень контента такой, что абсолютно невозможно создать что-то действительно стоящее случайно, не вкладывая силу и душу. Поэтому, когда появляется осознание того, что я нашел большую и яркую идею проекта, я выделяю большое количество времени и сил.

Из серии «Индустриальная Исландия», 2019 г.

Как вы думаете, откуда у наших современников практически поголовное желание заснять едва ли каждый момент жизни?

Это очень интересный, злободневный и правильный вопрос. Меня приглашают для проведения мотивирующих лекций по поводу фотографии и я часто на него отвечаю. Я пришел к выводу, что «массовое фотографирование» не является фотографией как таковой. Потому что, когда мы хотим запечатлеть момент, мы на самом деле не делаем фотографию. Что я имею ввиду? Фотография, в моем понимании, это творчество, которое предполагает несколько этапов и самым главным из них является именно просмотр результатов фотографирования! Фотографию должен видеть зритель — кто бы он ни был: будь это родственники или сам автор, или широкий круг публики. По моему опыту 99 % наших быстрых снимков, которые делаются с целью сохранить текущий момент, вообще никем никогда не просматриваются. Они остаются в наших камерах и телефонах абсолютным балластом. То есть мы можем даже их обработать, можем даже и что-то подкорректировать, но реально никто их не увидит. И в этом западня современных технологий.

Раньше, для того чтобы сделать фотографию, нужно было купить пленку. Кадров было мало, и их надо было экономить. А как только вы экономите пленку, вы начинаете думать. Вы не будете бездумно «поливать» все окрестности своими кадрами в надежде, что потом что-то выберете. У вас просто закончится пленка. И поэтому люди думали перед нажатием на кнопку, а не после. Это позволяло сделать кадры, которые были интересны автору, но главное — зрителю. И сразу же появлялось желание показать эти фотографии, потому что в них вложено столько труда! Ведь последующая обработка, печать — это все была очень затратная работа. Хоть снимков было мало, но зато люди видели результат проделанной работы в виде напечатанных фотографий, слайдов, которые собирали вместе семьи или друзей. Сейчас же стоимость кадра равна нулю. И можно сотнями делать кадры каждый день, но обратная сторона этого заключается в том, что у нас просто нет времени для того, чтобы подумать перед нажатием кнопки и потом привести такое значительное количество материала в порядок. Так что, по сути, это не является фотографированием. Мне кажется, это можно назвать такой психологической ловушкой: в попытке сохранить для себя особенный момент нам кажется, что нажав на кнопку фотоаппарата или телефона, мы тем самым продлим добрые, радостные мгновения, которые испытываем. И в этом ничего плохого нет. Я считаю, это хорошая идея и люди должны радоваться жизни и тем моментам, которые они испытывают. Просто это имеет очень отдаленное отношение к фотографированию, а тем более к искусству. А искусство требует времени, осознанности, желания трудиться и развиваться.

ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ

О самых интересных выставках, концертах, аукционах и других значимых событиях из мира искусства и спорта читайте в MY WAY.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Афиша сентября: 8 важных событий в России

Выставки, концерты, шоу, спектакли, турниры...

ПОДРОБНЕЕ
Марион Котийяр, С Адамом Драйвером в фильме «Аннетт». ФОТО: IMDB.COM

Марион Котийяр: песни льда и пламени

Канны-2021 открылись грустным мюзиклом «Аннетт» Леоса Каракса. Главную женскую роль в нем сыгра...

ПОДРОБНЕЕ