Выставка платков Hermès «Шелковый лабиринт» - до 15 мая

Александр Цыбин: «У каждого платка Hermès есть своя история»

С коллекционером Александром Цыбиным корреспондент MY WAY встретилась в музее на Делегатской, где до 15 мая проходит выставка ранних и редких платков Hermès «Шелковый лабиринт». Наша беседа-экскурсия – о том, как создавались эти произведения искусства.

 

выставка платков Hermès

Александр Цыбин – историк искусства, галерист, антиквар, сооснователь Maison Carré Foundation, созданного для управления частной коллекцией платков Hermès.

Александр, я читала, что ваша коллекция платков Hermès – третья в мире по объему. Это так?

Да, одна из крупнейших. Сейчас она насчитывает более 700 экземпляров.

А как это все начиналось? Кстати, как правильно произносить Hermès? Говорят и Гермес, и Эрме – как угодно.

Я даже слышал Гэрмэ. Правильно – Эрмес. Потому что это фамилия эмигрантов из Германии, которые приехали во Францию в начале XIX века. Буква S в их фамилии произносится.

Как вы вышли на эту тему?

Начну с того, что я специалист по русскому искусству конца XIX – начала XX века. Лет 15 назад, совершенно случайно, мне попал в руки платок Hermès – причем не современный, а почти сорокалетней давности. Я стал его внимательно рассматривать и неожиданно для себя понял, что имею дело с настоящим произведением искусства, причем в широком смысле этого словосочетания. Во-первых, это произведение графического искусства, если в первую очередь оценивать работу художника. Во-вторых, это первоклассная работа мастеров, которые его напечатали.

Эти платки печатаются вручную?

Конечно. Hermès использует трафаретную печать, так называемую шелкографию.

В процесс создания платков вкладывается огромное количество ручного труда, что сегодня уже просто недоступно очень многим компаниям.

Сначала художник сдает рисунок на картоне, сделанный, как правило, в натуральном размере 90х90 см, это классическое каре Hermès. После чего уже другие мастера Дома переносят рисунок на компьютер и раскрашивают его. Затем создаются специальные пленки-матрицы для печати, под каждый цвет – а их может быть 25–26 и больше – своя матрица. И каждый цвет наносится на ткань отдельно. Это сложнейшее технологическое произведение.

То есть вас как искусствоведа «зацепил» сам предмет?

Не то что «зацепил», он меня восхитил. Потому что я всегда с восхищением отношусь к мегапрофессионалам своего дела, преклоняюсь перед ними и стараюсь у них учиться. И я предложил своей жене Екатерине начать собирать эти платки. Причем тогда мы еще ничего не знали о том, что у каждого платка Hermès, у каждого дизайна есть какая-то своя история, порой даже целый мир.

Что же за платок произвел на вас такое впечатление?

Как сейчас его помню. Это Grand Apparat работы художника Жака Юделя, 1963 года. Он изображает парадную попону для лошадей, которые запряжены в кареты коронационного кортежа императора Наполеона I. Технологически картинка, может, не очень сложная, но необыкновенно красивая. И что меня тогда поразило – фантастическое внимание к мелким деталям.

Как все развивалось дальше? Вы заразили этой темой жену?

Да. Хотя сначала ей казалось, что все это несерьезно. Но я ее переубедил, мы стали собирать платки и постепенно все больше и больше увлекались. В какойто момент начали покупать много – причем по-прежнему практически ничего о них не зная. Дело в том, что Дом Hermès за все 80 лет, что он делает платки, так и не выпустил ни одного полного каталога, где были бы указаны хотя бы названия дизайнов, имена художников, годы выпуска. Конечно, внутри Дома вся эта информация есть – но он не считает нужным познакомить с ней мир.

выставка платков Hermès

На экспозиции выставки «Шелковый лабиринт»

У них же должны быть архивы?

Конечно. Мало того, у них есть свой фонд наследия, свой музей в Париже – там же, где находится флагманский магазин, на улице Фобур Сент-Оноре, 24. К сожалению, этот музей недоступен простым смертным.

Как вы как коллекционер справлялись с проблемой отсутствия каталогов?

Существует ряд, скажем так, «партизанских» каталогов в интернете, которые создали энтузиасты, получившие какую-то инсайдерскую информацию. Есть и печатный каталог, сделанный одной француженкой. Люди как-то пытаются находить информацию, в частности, из старых рекламных каталогов, которые Hermès выпускал каждый год и где наряду с другими товарами были и платки. Всю информацию, которая предоставлена на этикетаже, мы нашли самостоятельно. Конечно, во многом мне помогла моя профессия. Порой для того чтобы узнать историю того или иного произведения искусства, мне приходится много работать в архивах, листать каталоги, переписку, мемуары и прочее. Поэтому общая искусствоведческая эрудиция плюс информация из интернет-источников позволяет «вычислять» и прояснять какие-то моменты.

Это первая выставка, которую вы устраиваете?

Да. Мы сделали этот выставочный продукт, и сейчас он, надеюсь, поедет дальше. По крайней мере, сразу по окончании этой выставки в Москве мы поедем в Петербург, на площадку KGallery – сегодня это самая модная галерея Петербурга. Выставка откроется в конце мая, накануне Международного экономического форума. Будет еще вторая выставка, уже в феврале, в Шереметьевском дворце, в совершенно другом формате, каком – пока не буду говорить. Это секрет.

выставка платков Hermès

«Астрологический атлас звездного неба», художник Хьюго Григкар, 1938 г.

Расскажите о самых интересных вещах на московской выставке.

Прежде всего это самый ранний платок в нашей коллекции – 1938 года, с изображением астрологического атласа звездного неба. Рисунок практически полностью копирует гравюру XVIII века из книги, выпущенной Иоганном Габриэлем Доппельмайером. Надо сказать, что дизайны первых платков, как правило, были копиями старинных гравюр. Если говорить про любимые и дорогие моему сердцу дизайны, то один из них – «Триумф французской кухни»). 1942 год, война, оккупация. Это рисунок Робера Дюма, главы Дома на тот момент. Он сделан для того, чтобы поддержать французов, показать им, что их ценности незыблемы в любых ситуациях. Его сын Жан-Луи Дюма, благодаря которому Дом Hermès и взлетел на такие высоты и превратился в транснациональную корпорацию, говорил: «Я впервые увидел пудинг на платке своего отца». Здесь и пудинг, и бретонский омар. Обратите внимание, в каждом углу своя эмблема. Кстати, у Hermès никогда не бывает платков с полной симметрией. Все углы всегда разные.

Для платков используется шелк какой-то особой выделки?

Раньше платки делали из китайского шелка. А сегодня у Дома есть собственные роскошные плантации тутового шелкопряда в Бразилии, и он самостоятельно выделывает шелковую ткань.

Удивляет фантазия художников. Кажется, предметом изображения на платке может быть абсолютно все.

Это так! Вот «Азбука мастерства» 1945 года. В основе рисунка – гравюра XIX века. Тогда во Франции эта тема была очень распространена, и многие художники рисовали такую азбуку (мужские имена и названия профессий на каждую букву алфавита. – Прим. ред.). Здесь Hermès представлен как sellier (шорник). Очень большую дань уважения Дом оказывал французской армии. К примеру, на платке «Штурвал» представлены все роли на военном корабле – от юнги до адмирала. Еще один оригинальный платок – со стилизованным изображением комиксов «Письмо Наполеона Мюрату», созданных в 1898 году Эммануилом Яковлевичем Пуаре, который известен всему миру под псевдонимом Caran d’Ache. Совершенно удивительный платок – «Охотничий натюрморт» 1950 года по рисунку Анри де Линареса. Меня восхищает, как переданы все оттенки, все переливы цвета. Этот художник всю свою жизнь посвятил изображению охоты, в частности дичи. Его стараниями в городе Жьен, в местном замке был открыт Международный музей охоты, где находится большое количество его работ, в том числе платки Hermès.

выставка платков Hermès

ФОТО: Maison Carré Foundation «Удоды», художник Ксавье де Поре. 1958 г.

Еще один замечательный художник – граф Ксавье де Поре, настоящая находка для Дома. Он сделал 17 дизайнов платков, с птицами и животными. Это шедевры графики.

А как возникла русская тема?

Всего у Hermès восемь платков с русской тематикой. Это связано с тем, что ЖанЛуи Дюма, о котором мы уже говорили, очень любил Россию, хорошо знал и любил русскую культуру. Только благодаря ему появились эти платки. Последний платок, 2009 года, «Забавушка» русской художницы Евгении Мирошниченко, вышел после того, как Жан-Луи покинул пост главы Дома. Кстати, один из самых дорогих моему сердцу – платок к московской Олимпиаде-80. Зам. руководителя Олимпийского оргкомитета СССР рассказывала мне, как ездили в 1979 году в Париж, встречались с Жаном-Луи Дюма, выбирали дизайн. А вот художник Мишель Дюшан, извините, просто скопировал картинку Константина Аполлоновича Савицкого из альбома «Триста лет Дома Романовых», которая называется «Парадный въезд Государя императора Александра III в Москву в день его коронации 27 мая 1883 года». Просто перерисовал ее из прямоугольной в квадратную – и вот вам платок.

выставка платков Hermès

«Настольная игра омнибусы», художник Робер Дюма, 1937 г.

Наверняка есть платок, о котором вы мечтаете.

Ну, это самый первый платок, самое первое издание Jeu de Omnibus et DameBlanche 1937 года, с изображением популярной настольной игры начала XIX века. Он представлен у нас более поздним переизданием 1990-х годов. На самом деле первые платки Дом Hermès стал выпускать гораздо раньше – еще в 1928 году.

Информацию о выставке можно найти на сайте Всероссийского музея прикладного искусства.

Текст: Людмила Буркина

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Французские достопримечательности в Москве

Французская Москва

От Лиможского фарфора и духов Сержа Лютанса до пирожных Макарон и лестницы Эйфелевой башни – MY...

ПОДРОБНЕЕ
Шарлотта Генсбур

Шарлотта Генсбур: дочь своего отца

При упоминании фамилии Генсбур моментально всплывает образ: поэт и хулиган Серж, поющий о любв...

ПОДРОБНЕЕ