Дома с привидениями: 5 необычных особняков в Москве


Дома с привидениями: 5 необычных особняков в Москве

18 апреля отмечался День охраны памятников и достопримечательных мест. Хороший повод вспомнить о самых интересных дипломатических особняках. В ведении ГлавУпДК при МИД России находятся порядка 150 зданий, и почти все они – архитектурные драгоценности. Не менее интересны и истории их бывших владельцев.
Дом Игумнова на Большой Якиманке. ФОТО: DREAMSTIME.COM

Дом Игумнова на Большой Якиманке. ФОТО: DREAMSTIME.COM

Большинство этих особняков построено на рубеже XIX–XX веков, когда Россия переживала экономический взлет и новая разбогатевшая буржуазия заказывала себе новые дома. Каким образом все эти замечательные здания попали в руки иностранцев? Во-первых, традиция привечать иностранных послов и по-отечески о них заботиться имеет глубокие корни. Еще при царе Алексее Михайловиче в XVII веке послы считались личными гостями монарха. Как только они пересекали границу, им тут же начинали оказывать почести: их лично встречали воеводы приграничных городов и снабжали всем необходимым для проезда в Москву. (С нашими дипломатами за границей так не поступали, в случае форс-мажора они выкручивались сами и часто вынуждены были продавать личное имущество.)

Николай Васильевич Игумнов. ФОТО: YARWIKI.RU

Во-вторых, после революции 1917 года новая власть была заинтересована в международном признании. Странам, которые первыми устанавливали дипломатические отношения с советской Россией, отдавали роскошные резиденции. Так, небольшое по размерам государство Эстония получило просторную усадьбу знаменитого издателя и книгопродавца Владимира Думнова в Малом Кисловском переулке. А Афганистан, не входивший в число развитых и могущественных держав, но еще в 1923 году признавший Советы, «въехал» в дом купца 1-й гильдии Матвея Понизовского на Поварской.

В пучине страстей

Один из самых красивых и легендарных особняков – резиденция посла Франции на Большой Якиманке. Дом стилизован под царский теремной дворец XVII века. Здание построили в 1888–1895 годах для купца 1-й гильдии Николая Игумнова, владевшего Ярославской ткацкой мануфактурой и золотыми приисками в Сибири. Денег не жалели: облицовочный кирпич заказали в Голландии, изразцы отлили на фарфоровой фабрике Кузнецова по эскизам художника Семена Масленникова. Тем не менее из-за обилия декора новый дом нещадно критиковали, называли «цыганским», а владельца – парвеню. В том числе и поэтому заказчик отказался оплачивать превышение сметы, и отвечавший за проект архитектор Николай Поздеев покончил жизнь самоубийством.

Одна из расписных комнат нынешней резиденции посла Франции. ФОТО: FR.SPUTNIKNEWS.COM

Еще говорили, что Игумнов замуровал в стенах подругу-танцовщицу, которая ему изменила, но этот факт документально не подтвержден. А вот что случилось в особняке на самом деле, так это бал в 1901 году, когда ради «понтов» полы засыпали червонцами. Кто-то усмотрел в этом неуважение к государю, так как на монетах был отчеканен его профиль, и Игумнова сослали в Абхазию, в село Алахадзы, где он за оставшиеся 20 лет жизни развил рыбный промысел, осушил болота и посадил первые мандариновые сады, которые до сих пор – важная часть абхазского экспорта.

Московский Версаль

Резиденция посла Великобритании на Софийской набережной. ФОТО: E. O. / ФОТОБАНК ЛОРИ

Резиденция английского посла располагается в доме промышленников Харитоненко. До революции они владели самым большим заводом по производству сахара-рафинада в России (в городе Сумы) и снабжали сахаром половину страны. Будучи несметно богатыми, отец и сын Харитоненко, Иван Герасимович и Павел Иванович, активно жертвовали на благотворительность и искусство, собрали огромную коллекцию икон и живописи, в которой была, например, «Неизвестная» Ивана Крамского.

Павел Иванович Харитоненко. ФОТО: YARWIKI.RU

Построенный в 1891–1893 годах на Софийской набережной дом прообразом своим имел Версаль: два выступающих вперед флигеля создавали перед входом парадный курдонер. Во внутренних помещениях не было ни метра без отделки: наборные паркеты, кессонированные деревянные потолки, вдоль стен – деревянные же резные панели в готическом или рокайльном стиле, а над ними, вместо обоев или краски по штукатурке, – гобелены и ткани. В каждой комнате – резной монументальный камин. Плафоны расписывал приглашенный из Франции Франсуа Фламенг – самый модный живописец Belle Epoque.

В холле второго этажа особняка Харитоненко. ФОТО: РИА НОВОСТИ

Интерьеры были ранней работой Федора Шехтеля, и они сохранились в практически первозданном виде до наших дней. После революции советское правительство использовало особняк для приемов особо важных иностранных гостей. Здесь жили, в частности, Арманд Хаммер и Герберт Уэллс.

Бал у сатаны

Дипломатические отношения между СССР и США были установлены только в 1933 году. Первого посла Уильяма Буллита встречали в Москве по высшему разряду. Он поселился в бывшем доме промышленника и банкира Николая Второва и дал ему второе (сейчас почти официальное) название Спасо-хаус.

Особняк Второва в Спасопесковском переулке. ФОТО: EXCURSIA.RU

Здание построили в 1913–1915 годах в палладианском стиле архитекторы Владимир Адамович и Владимир Маят. Предназначалось оно для одного из самых богатых людей России. Уже в наши дни Forbes подсчитал дореволюционные состояния, так вот Николай Второв в этом списке разделил первое и второе места с Нобелями. После революции он хотел откупиться у новой власти и уехать за границу, но не успел – его убили.

Николай Александрович Второв. ФОТО: ABILK.COM

Свой звездный час здание пережило в середине 1930-х годов, при первых американцах. Близкий друг Фицджеральда, интеллектуал и гедонист Уильям Буллит нашел жизнь в Москве ужасно скучной и, чтобы всех развеселить, 23 апреля 1935 года устроил грандиозный прием на 500 человек. Были приглашены члены правительства, весь дипкорпус, балерины, писатели, артисты и художники. Из Вены привезли закуски, из Хельсинки – тысячу тюльпанов, в залах установили клетки с фазанами, попугаями и петухами, разбили зоопарк с козлятами, овечками и медвежатами.

Бал, который устроил посол США Уильям Буллит, длился с полуночи до девяти утра. Булгаков метафорически описал его в «Мастере и Маргарите»

Бал длился с полуночи до девяти утра и запомнился гостям как нечто фантастическое, грандиозное и безумное. Ужас состоял в том, что в течение последующих нескольких лет многие гости оказались уничтожены сталинской репрессивной машиной, среди них – Радек, Бухарин, Тухачевский, Мейерхольд. Михаил Булгаков, также бывший в числе приглашенных, позднее метафорически описал событие как бал у Сатаны в «Мастере и Маргарите». Что касается самого Буллита, то, несмотря на теплые отношения со Сталиным, он ни на минуту не был очарован советским режимом, информировал Вашингтон о его чудовищной природе и в 1950-е стал главным идеологом холодной войны.

Убийство в семейном интерьере

Бальный зал особняка Берга в Денежном переулке. ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ ПОСОЛЬСТВА ИТАЛИИ В МОСКВЕ

Резиденция итальянского посла в Денежном переулке – один из самых поэтических жилых комплексов рубежа XIX–XX веков, сохранившихся в Москве. Уцелел не только сам дом с роскошными интерьерами, мебелью и произведениями искусства, но и маленький садик при нем. Усадьбу по проекту Петра Бойцова построил в 1897 году для своей многочисленной семьи, в которой было семеро детей, текстильный промышленник, горнозаводчик и миллионер Сергей Берг. Помимо невероятно роскошных отделок внутри и снаружи, дом был знаменит тем, что в нем впервые в Москве провели электричество.

Сергей Павлович Берг. ФОТО: PEREULO4KI.RU

После революции семья Бергов успела уехать в Швейцарию, в их имении разместилась дипмиссия Германии. 6 июля 1918 года в красной гостиной был убит немецкий посол граф Вильгельм фон Мирбах. Теракт организовала партия левых эсеров, которые хотели спровоцировать возобновление войны России и Германии. Но у последней не было ресурсов вновь ввязываться в войну, так что трагическое событие осталось почти без последствий. Исполнители теракта Яков Блюмкин и Николай Андреев тоже не дожили до старости: Андреев умер в 1919-м от тифа, Блюмкина в 1929-м расстреляли за связь с троцкистами.

Красная гостиная. ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ ПОСОЛЬСТВА ИТАЛИИ В МОСКВЕ

В 2015–2017 годах в Доме Берга прошла реставрация, ставшая возможной при финансовой поддержке Алишера Усманова. К ее окончанию итальянцы издали роскошный альбом на русском и итальянском языках о своем великолепном московском доме.

Предвестница феминизма

Резиденция посла Австралии в России, что в Кропоткинском переулке, хранит память о первой владелице дома Александре Дерожинской. Федор Шехтель построил его в 1901 году для эксцентричной московской миллионерши. За свою жизнь Александра Ивановна четыре раза меняла фамилию.

Дом Дерожинской в Кропоткинском переулке. ФОТО: ДЕПАРТАМЕНТ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ Г. МОСКВЫ

Вначале девичью Бутикова на Рябушинскую, когда ее, представительницу славного старообрядческого рода, в 16 лет по сговору выдали замуж за представителя столь же славной купеческой фамилии. С мужем они развелись через 6 лет. К тому времени умерли не только ее родители, но и бездетный старший брат, и Александра Ивановна унаследовала семейный бизнес и огромный капитал. Затем непродолжительное время она была замужем за поручиком Дерожинским, для жизни с которым и построила свой дом, укомплектованный всеми достижениями цивилизации – водопроводом, горячей водой и паровым отоплением. И при этом она «забыла» сделать в особняке молельное помещение, обязательное для состоятельных старообрядцев. Третий ее муж, Иван Зимин, опять был из купцов. Александру Ивановну до определенной степени можно считать дореволюционной феминисткой: она чуть ли не первая из старообрядцев развелась, причем не один раз.

Холл резиденции посла Австралии, украшенный панно работы Борисова-Мусатова. ФОТО: ДЕПАРТАМЕНТ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ Г. МОСКВЫ

С мужьями поддерживала хорошие отношения, или, точнее, они – с ней. Английский консул Брюс Локхарт писал: «Занимательно наблюдать, как мадам Зимина, московская миллионерша, каждое воскресенье обедала и играла в бридж со своими тремя мужьями – двумя бывшими и одним настоящим. Это показывало толерантность и понимание, которые в то время были за пределами восприятия западной цивилизации. Английские жены, однако, с ханжеским ужасом разводили руками». После революции Александра Ивановна осталась в Москве и в середине 1920-х, скорее всего, погибла от лишений и тифа.

Вместо эпилога

Легенды московских дипломатических особняков неисчисляемы, они уже стали основой для нескольких книг. Например, норвежская дипмиссия располагается в доме купца Митрофана Грачева на Поварской. Глава Общества колбасно-консервного производства Митрофан Семенович был несметно богат и удачлив: свое состояние он сколотил не только трудами, но и игрой в казино в Монте-Карло. А посольство Бразилии размещается в доме Лопатиной на Большой Никитской, построенном в псевдорусском стиле в 1875 году архитектором Александром Каминским. Купчиха Анна Васильевна Лопатина занималась таким экзотическим бизнесом, как поставка в Москву мидий и устриц, и на этом поприще процветала. Греческие дипломаты работают в особняке Волковых-Сорокоумовских в Леонтьевском переулке, где сохранились аутентичные ампирные, начала XIX века интерьеры. Последний владелец дома, Петр Павлович Сорокоумовский, был пушным королем и поставлял, в частности, мех горностая для коронационных мантий Николая II, а также его матери и супруги.

О самых интересных путешествиях читайте в MY WAY.

Текст: Людмила Лунина

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Lalique

Lalique: вспоминая «Восточный экспресс»

Декоративные панели Merles & Raisins из прессованного стекла на серебряном фоне, созданные Рене...

ПОДРОБНЕЕ

Breguet: совершенство традиций

ПОДРОБНЕЕ