Музыка на картинах: великие концерты от великих художников

Музыка на картинах: великие концерты от великих художников

Музыка – это нечто мимолетное, то, что исчезает спустя мгновение. Как уловить ее красоту и сохранить для вечности? До изобретения звукозаписывающих приборов это можно было сделать единственным способом – «соединив» c другим жанром искусства, живописью. Bеликие художники разных эпох делали это в разных тональностях, вернее – стилях.
Тициан. «Пасторальный концерт». Ок. 1509 г. Лувр

Тициан. «Пасторальный концерт». Ок. 1509 г. Лувр

Видения в безмятежности

Два молодых человека, одетых по последней моде, сидят на лужайке в компании обнаженных женщин и музыкальных инструментов. И это не бытовая сценка, изображающая пикник развратной итальянской молодежи, а скорее всего, аллегория. Одна из дам, держащая флейту, – вероятно, муза музыки, сопровождающая юношу с лютней. Девушка, льющая воду из кувшина, – муза поэзии, спутница второго мужчины. Обе красавицы – ирреальные образы, порожденные вдохновением отдыхающих. Обратите внимание – герои картины оглядываются, обеспокоенные появлением на заднем плане пастуха, чье стадо своими криками нарушило их музыкальный покой. Картина, которая считается самым великим изображением «концерта» в мировой живописи, воплощает идеальное спокойствие, присущее эпохе Возрождения.

Отрада для всех пяти чувств

Караваджо. «Лютнист». Ок. 1595 г. Государственный Эрмитаж

Караваджо. «Лютнист». Ок. 1595 г. Государственный Эрмитаж

Про это полотно обычно вспоминают тот факт, что позировал для него, скорее всего, спутник жизни Караваджо, молодой художник Марио Миннити. Но все же картина является не портретом в смысле изображения конкретного человека, а иллюстрацией глобальной идеи красоты, причем такой, которую нужно воспринять всеми органами чувств. Для зрения – миловидность лютниста и изящество цветов в вазе. Для обоняния – приятный запах этих цветов, а также лежащих рядом плодов. Эти же фрукты должны напоминать о приятных вкусовых ощущениях. Не забудем и об осязании – наверное, для него предназначена и кожица фруктов, и нежная кожа юноши – кому как больше нравится. И, наконец, пятое чувство, которое, судя по композиции, здесь главный герой, – слух. Именно для его услаждения изображены лютня, ноты со скрипкой. Здесь звучит музыка. Кстати, судя по полуоткрытому рту – нетипичной детали мимики для искусства того времени, юноша еще и поет. Наверняка нежным тенором, а то и альтом! Именно так музыканты развлекали гостей на праздниках XVI–XVII веков – не только на пышных приемах, но и на частных вечеринках.

Похвальное самосовершенствование

Ян Вермеер. «Урок музыки». Ок. 1662–1665 гг. Королевская коллекция Великобритании

Ян Вермеер. «Урок музыки». Ок. 1662–1665 гг. Королевская коллекция Великобритании

В мастерской у Вермеера имелся достаточно ограниченный набор реквизита – ковер, драпировки, несколько кувшинов. И они кочуют у него из картины в картину. Удивительно, но несмотря на однообразие предметов, в каждом полотне художнику удается создать свой уникальный мир. На этой картине, например, запечатлены молодая девушка и преподаватель музыки. Она стоит за верджинелом (разновидностью клавесина), рядом на полу – виолончель. Любопытно, что это не изображение профессионального музыканта за работой, а мирная жанровая сценка. Ведь в Голландии той эпохи уровень жизни был настолько высок, что многие бюргеры могли позволить себе покупку ценных инструментов и обучение своих дочерей музыке. Но дело не только в социальной подоплеке: музыка в картинах малых голландцев использовалась как метафора гармонии и символ скоротечности жизни, неуловимого мгновения.

Почтительные слушательницы

Генрих фон Гесс. «Аполлон и музы». 1826 г. Баварские государственные собрания картин

Генрих фон Гесс. «Аполлон и музы». 1826 г. Баварские государственные собрания картин

А вот те живописцы, которые работали в стиле классицизм и вдохновлялись не развлечениями своих друзей и подруг, а античной мифологией, картины про концерты писали более скучные, холодные. Самые торжественные из них обычно посвящены древнегреческому богу музыки и поэзии Аполлону. Бог восседает на горе Парнас в обществе девяти муз, покровительниц всех видов искусств. В руках у него лира – струнный инструмент, на котором в Новое время давно уже никто не играл, однако художники продолжали активно употреблять его в произведениях искусства как опознавательный атрибут. У одной из муз тоже лира в руках – скорее всего, это Терпсихора, покровительствовавшая танцам, или Эрато, отвечавшая за любовную поэзию. А Эвтерпу, покровительницу непосредственно музыки, изображали с предшественниками гобоя или флейты – авлосом или сирингой. Впрочем, в компании Аполлона, как мы видим, дамы не музицируют, а лишь внимают ему в восхищении: типичная гендерная дискриминация для произведений того периода!

Маленькие радости после работы

Антуан Ватто. «Fetes Venitiennes». 1718– 1719 гг. Национальная галерея Шотландии

Антуан Ватто. «Fetes Venitiennes». 1718– 1719 гг. Национальная галерея Шотландии

Великий французский живописец эпохи рококо – времени, которое сознательно избегало всего «великого» и «грандиозного», изобрел свой собственный жанр, называемый «галантные праздники». В них он изображал своих современников – аристократов или актеров, но не в бытовых жанровых сценках, а предающихся увеселениям, танцам, отдыху на природе. Музыка была важным элементом этих маленьких французских пикников времен Людовика-Солнце и его преемника. На большинстве полотен Ватто этого жанра люди поют или танцуют. И хотя подчас музыкальные инструменты не очень заметны, как здесь, их звучание всегда очевидно в зримом танцевальном ритме, который связывает персонажей. На этой картине, название которой примерно можно перевести как «Венецианские увеселения» (в честь оперы балета А. Камбра 1710 года), изображена девушка – возможно, актриса Шарлотта Демаре, фаворитка принца-регента. А ее партнер по танцу, мужчина в «восточном» наряде – друг автора, не очень талантливый художник, зато обеспеченный чиновник от искусства. Глядя на эту сценку, прямо завидуешь развлечениям «интеллигенции» эпохи рококо…

Лица из оркестровой ямы

Эдгар Дега. «Оркестр в Опере». Ок.1870 г. Музей Орсе

Эдгар Дега. «Оркестр в Опере». Ок.1870 г. Музей Орсе

Чем ближе к нашему времени, тем меньше художников интересует классическая музыка. Импрессионисты – к примеру, Дега или Тулуз Лотрек, предпочитали более фривольные развлечения: варьете или уличные кафешантаны, то есть открытые террасы, где певички с большим декольте, грассируя, распевали свои песенки. Однако у Дега неистребимой оставалась и любовь к балету – а как тут без классических музыкантов? Так возникла его картина «Оркестр в Опере», по сути групповой портрет музыкантов Гранд-Опера. Большинство лиц в оркестровой яме узнаваемы – это конкретные люди, друзья и знакомые художника, например Дезире Дихау (с фаготом). Дега умудрился даже в ложу на заднем плане поместить конкретного человека – это композитор Эммануэль Шабрие. А вот балерины обезличены – это всего лишь ножки, извечный символ ускользающей красоты в жизни Дега.

О самых интересных выставках, концертах, аукционах, турнирах, чемпионатах и других значимых событиях читайте в MY WAY.

Текст: Софья Багдасарова

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Новый Mercedes-Benz EQC

И вот уже в середине 2019 г. на дорогах появится первый Mercedes-Benz под брендом EQ (расход эл...

ПОДРОБНЕЕ
Фото: Depositphotos

Море Москва

Москвичи, особенно на взгляд из глубинки, нравятся не всем. Какие-то мы хваткие, избалованные и...

ПОДРОБНЕЕ