Через тернии к живописи – MyWay

Через тернии к живописи

Режиссер, сценарист, продюсер, известный бизнесмен, наконец глава медиа-холдинга «Путь» Искандер Галиев специально для мартовского (весеннего и женского) номера журнала MY WAY открывает еще одну грань своего образа – живописные картины. Они создавались в разных обстоятельствах и ситуациях, нередко критических, – но всегда несли освобождение и успокоение.
Из архива Искандера Галиева

Из архива Искандера Галиева

При первом взгляде на картины Искандера Галиева особенно чувствительных людей берет оторопь: слишком яркие, кричащие краски, слишком утрированные, гротескные образы. Собственно, и сам господин Галиев при первом знакомстве выглядит как его живопись: ощетинившимся, резким, брутальным. Но чем дольше смотришь на холсты и чем ближе знакомишься с их автором, тем слабее это ощущение опасности. Начинаешь замечать тонкую иронию, ранимость, философскую глубину.

«Рисуя на стенах пещер, первобытные охотники производили магическое действие: с помощью картины могли повлиять на исход охоты или изменить свою судьбу. Современный художник, по сути, делает то же самое. Создавая картины, я открываю окна в иные измерения, в мир фантазии. Даю возможность зрителю увидеть еще один мир, параллельный, наполненный трагическими или комическими персонажами».

В этом и состоит поразительная черта галиевских картин: они создавались как спасение от внутренних демонов, но оказались ангельскими творениями, пришельцами из других миров. Ни для кого не секрет, что Искандер Галиев после службы в Афганистане со всей силой испытал поствоенный синдром (одно из самых сильных и опасных психических состояний, когда война буквально «застревает» в голове). После пережитых физических и духовных метаморфоз (они со всей мощью воплотились в фильме «Девятая рота», вдохновленном его биографией) искал все возможные пути выхода из психологического тупика: как жить дальше, когда нет остроты чувств? Как вписаться в гражданский порядок, когда  все на полутонах, все зыбко и неопределенно? Другое дело – яркость армейского существования во время войны, где «да» – это да, а «нет» – это нет. Как спасаться от неопределенности? Лекарства, алкоголь, наркотики? Все эти средства были опробованы и отвергнуты.

 

В этих случаях реальным спасительным кругом становятся две вещи: любовь и творчество. По признанию Искандера, именно они уберегли его от черной депрессии.

Если помнить, с какой страстью Искандер Галиев окунулся в мир кинематографа, как в сценариях и продюсерских проектах изливал свою память и чувства, станет понятно, что живописные картины – это особый виток его духовных его исканий. Здесь не просто параллельная реальность – перед нами экран, на который проецируются самые сокровенные эмоции. Иногда это детские знаки, иногда символы мировых культур, иногда неожиданные психоделические видения, которые становятся основанием развернутой мифологии.

«Больше всего в людях я ценю чувство независимости и внутренней свободы. Только свободный человек способен творить и быть честным перед самим собой. А художник обязан быть честным, иначе он не тот, за кого себя выдает».

Вот что пишут об искусстве Искандера Галиева знающие люди: «Один из важных художественных приемов, которые использует Искандер в своих работах, это энергичный пульсирующий черный контур, организующий и усмиряющий буйство красок. Подчас неожиданное сочетание цветов подчеркивает внутреннюю драму и конфликт, заложенный в любой его картине, таит в себе взгляд мудреца, видевшего смерть, но сумевшего сохранить детскую эмоциональность в восприятии мира. Это один из самых парадоксальных современных художников, которые могут удивить своей оригинальной манерой и философскими озарениями. Его работы находятся в частных коллекциях многих известных людей, в офисах его друзей».

«Мои знакомые часто узнают себя на моих картинах, в  каких-то персонажах. Не хочется их разочаровывать, персонажи в моих картинах – это некий собирательный образ. И только в процессе творчества я пытаюсь найти, нащупать его».

Не стоит видеть за холстами Искандера какой-то «задней мысли», о которой всегда помнят профессиональные художники. Даже тогда, когда его картины наполнены странными, невесть откуда пришедшими персонажами, они считываются на уровне эмоций – бесхитростно и просто. Конечно, восточные, философские мотивы здесь нередко врываются в «привычный» мир западного человека (например, образ колеса сансары). Но их всегда уравновешивают узнаваемые типажи из классической литературы («Дон Кихот», «Мастер и Маргарита»), из уличных граффити или откровенно голливудских фантазий (что равнозначно фантазиям современного человека).

IG-IMG_1815

Из архива Искандера Галиева


Галиев Искандер Исламгалиевич (род. 28 августа 1969 г., Нижнекамск) – режиссер, сценарист, продюсер. Автор идеи, линейный продюсер и военный консультант фильма «9-я рота». Автор сценария и генеральный продюсер документального фильма «345-й полк». Продюсер художественного фильма «Параграф-78». Автор сценария и генеральный продюсер художественного фильма «Путь». Автор идеи и соорганизатор Международного марша ветеранов «Боевое братство». Реорганизовал и создал компанию «Аэросервис». Был у истоков создания «Внуково-3», автор проекта «Аэрополис». Вице-президент Союза ветеранов войны в Афганистане «АФГАНВЕТ», член совета Российского союза ветеранов Афганистана, член исполкома общественной организации «Боевое братство».

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Жан Нувель

Жан Нувель: Философ бетона

Самый прославленный французский архитектор, 71-летний Притцкеровский лауреат Жан Нувель соединя...

ПОДРОБНЕЕ
Зои Кравиц

Зои Кравиц: Рок-н-Ролл

Крошка (155 см роста) в растянутом гранжевом свитере, она просыпалась в пять утра под Radio Nov...

ПОДРОБНЕЕ