Александр Хрусталев: «Для меня вертолет - это транспорт»

Александр Хрусталев: «Для меня вертолет - это транспорт»

Всего за несколько лет Александр Хрусталев фактически с нуля создал в России сеть самых современных Хелипортов. MY WAY поговорил с г-ном Хрусталевым о вертолете как альтернативном виде транспорта, о вертолетных путешествиях и спасательных операциях.
Александр Хрусталев

Александр, вы известный игрок на рынке недвижимости. Но с недавнего времени стали активно участвовать в так называемом вертолетном девелопменте. Как это произошло? Воплотилась детская мечта о небе?

Да нет. Никакой особой мечты не было. Пару лет назад меня пригласили на мероприятие в один из подмосковных вертолетных клубов (сейчас это наш «Хелипорт Волен», но тогда он принадлежал «Аэросоюзу»). И вот выкатывают вертолет и говорят, что у нас есть час, чтобы на нем покататься. Вообще-то я летал на вертолете раньше – как пассажир, когда служил в армии. Но тут смотрю, стоит что-то такое странное, маленькое (это был Robinson), я еще подумал, как на нем летают и он не разваливается. Поскольку желающих прокатиться было много – на каждого по 15 секунд – я понял, что толкаться с другими не готов. Решил отдельно приехать и полетать хотя бы полчаса-час, чтобы понять, что это такое. Так и сделал. Причем первый пилот, с которым я сел в вертолет, был Леонид, герой России. Он, что называется, взял меня «на слабо» – через 30 минут полета бросил рычаги и сказал: «Все, давай лети».

Это был незапланированный экшен?

Ну да, такой товарищ... Я вернулся из этого полета весь мокрый. Конечно, я не совсем самостоятельно летел – дергал за рычаги, но понимал, что в нужный момент Леонид включится. Было страшновато, но я как-то справился с этой ситуацией. А потом пришло решение учиться летать.

Вы пошли в летную школу?

Да. Пять лет назад это были небольшие деньги. Я подумал, ну полетаю, получу права – классно же. Отучился десять первых занятий, а потом – как это обычно бывает – пропустил одно занятие, потом второе, третье... Прошло полгода, и вдруг на одной из выставок в «Крокусе» прохожу с супругой – вижу, стоит вертолет. Рядом пилот, который меня вспомнил: «Здравствуйте, Александр! Что же вы к нам не приходите?» Я в ответ замялся. А супруга говорит: «Знаете, он боится».

Она, наверное, хотела пошутить?

Наверное. Но шутка не удалась, во мне что-то сработало, и я сказал: «Буду учиться». А мне как раз нужно было посетить один из строящихся объектов. Говорю пилоту: «Давайте полетаем в субботу! Можно так – посетить объект, а потом вернуться на дачу?» На автомобиле я потерял бы на это четыре часа. «Никаких проблем!» Мы созвонились, вертолет прилетел, мы с супругой сели, посетили объект и долетели до дачи в Тверской области. И после этого я плотно «подсел» на вертолеты.

А сколько заняла дорога? Часа два?

45 минут. Вот тогда я и понял, в чем практическая польза вертолета, – я экономлю очень много времени. Мы же по сей день не оцениваем стоимость своего времени. Второй момент – я больше вижу. Перелетая с одного объекта на другой, смотрю, что происходит на площадке, что делают конкуренты. А главное, я понял, что вертолет – это альтернативный транспорт, который в нашей стране сильно не развит. Выезжая из Москвы по Дмитровскому шоссе до «Волена» в полвосьмого утра, я ехал туда полтора часа, час учился и потом еще два часа ехал обратно, то есть терял уйму времени. Так у меня появилась мысль перебраться поближе к Москве. Мы переговорили с одним знакомым насчет покупки площадки на Мякининском шоссе, в 500 м от МКАД. Стоила она очень дорого. Но я загорелся и купил ее.

И там вы построили первый хелипорт вашей сети – «Хелипорт Москва». А как возникло название?

Было много предложений – и «вертодром», и «вертолетный центр», но я предложил «Хелипорт». Название прижилось и теперь уже стало брендом. Сначала на этой вертолетной площадке мы поставили туалет. Потом задумались над тем, что людям нужно где-то перекусить, заправить машину, оставить ее на стоянке... И все закрутилось. Я собрал команду, инвестировал очень много собственных средств. По мере того как бизнес рос, становилось понятно, чего еще не хватает. Когда я понял, что не хватает дилерства, появилось дилерство. Когда не стало хватать пилотов и инженеров, мы начали их набирать... Сейчас в хелипорту до 25 точек роста. Это и магазины спецодежды, и заправки, и рестораны, и ангары, и склады запчастей, и офисы продаж, и детские площадки, и образовательные центры, и много-много всего...

Всего того, что называется инфраструктурой?

Да. Инфраструктура, которую мы построили, превзошла зарубежные аналоги. И это не громкие слова.

Александр Хрусталев

ФОТО: Хелипорт Москва

У вас есть какие-то опции, которых нет у других?

Во-первых, я ни в одном хелипорту мира не видел такого размаха и такой эстетики. У нас – только новые вертолеты ведущих производителей, все оборудование – по последнему слову техники. Везде красиво – посмотрите, какое поле с ночными стартами в «Хелипорте Истра», какой Учебный центр – кстати, самый крупный в России. Наш персонал обучается в Германии, Франции, Италии, Испании, США. Когда Истру посетил Курт Робинсон – сын основателя компании Robinson Helicopter, который сейчас управляет бизнесом, он сказал: «Саша, мне говорили, что ты сумасшедший, но я не думал, что до такой степени. Я нигде не видел такого уровня подготовки персонала. Ваши инженеры не боятся задавать вопросы и диктовать нам условия, что и как делать». У нас есть ряд уникальных опций. Например, наши специалисты имеют право ремонтировать двигатели Rolls-Royce. Наконец, мы первая в истории гражданской авиации вертолетная компания, которая получила сертификат коммерческого эксплуатанта. Мы осуществляем перевозки пассажиров – в аэропорты, по точкам назначения.

Это то самое вертолетное такси?

Фактически. Оплачивайте заказ и летите.

Стало ли больше частных владельцев вертолетов на этом фоне?

Безусловно. В первый же год открытия – 2013/2014 – мы продали порядка 80 вертолетов. Для сравнения, наш ближайший конкурент продавал максимально 15. В США на 300 млн населения 68 тысяч частных вертолетов. У нас – на 150 млн населения всего 550–600. Как минимум их должно быть 30 тысяч. Чтобы вертолетов стало больше, не нужно вешать объявления «Покупайте вертолеты!». Нужно строить инфраструктуру.

Насчет инфраструктуры – вы где-то все это подсмотрели?

Знаете, я перфекционист. Наверное, не столько подсмотрел, сколько задал новые форматы. Я же не только финансист, но и пользователь.

Вы делали так, чтобы вам было приятно?

Да, я делал для себя. Мне не стыдно привести сюда друзей. Здесь проходят различные мероприятия. Сюда приходят с семьями, с детьми. Здесь все предусмотрено, здесь приятно находиться. Сегодня хелипорты стали точками притяжения. У нас работает аэроклуб, который объединяет путешественников на вертолетах. Люди летают по всему миру и ставят рекорды. Был, например, полет на Северный полюс. Был очень интересный перелет до Новой Зеландии, через 22 страны. Он длился более двух месяцев. И каждые 50 часов на маршрут вылетала бригада – разбивала лагерь, разбирала-собирала вертолеты, ремонтировала их. Это была фантастическая операция.

Вы в ней участвовали?

Нет. Я летал по Европе, облетел восемь стран. Это был мой самый дальний полет. А самый высокий – на Эльбрус. Двумя вертолетами мы сели на вершину и на высоте 5642 м водрузили знамя Победы – это было два года назад на 9 Мая. Но самые крутые операции, в которых участвуют наши пилоты, клиенты и курсанты, – это поисково-спасательные работы отряда «Ангел». Однажды под Санкт-Петербургом потерялся вертолет, и мы туда вылетели на семи машинах. Поиски шли два-три дня, и я тогда впервые увидел, как это происходит. И когда мы вернулись, было решено создать добровольный поисково-спасательный отряд.

Александр Хрусталев

Как он работает? По сигналу вылетает вертолет, который сейчас находится в небе?

Когда поступает звонок в службу 112, или через «Лизу Алерт», или Красный Крест, операторы связываются с нами, и вертолеты могут вылететь на место уже через 20 минут. Среди наших пилотов есть ребята, которые серьезно занимаются этим делом, и перед ними хочется снять шляпу. Благодаря отряду «Ангел» уже спасено несколько сот человек. Честно скажу, что я давно не летал на спасение. Но твоя помощь может понадобиться в любой момент. если летишь и видишь пожар, например, то моментально его фотографируешь и направляешь в службу 112.

У вас на сайте есть такая опция, как мастер-курс на вертолете. Это когда пилот отстраняется и говорит: «Рули»?

Не совсем так. Мастер-курс нужен для того, чтобы вы поняли – ваше это или не ваше, идти вам учиться пилотировать или не стоит. Вы садитесь в вертолет, где есть две системы управления. С вами летит опытный пилот, который вас предварительно инструктирует, а во время полета все вам объясняет и дает управлять штурвалом.

Вы предлагаете массу вертолетных экскурсий: и вокруг Москвы, и по Золотому кольцу, и в загородные отели, и в гольф-клубы... Есть многодневные туры, однодневные. Много желающих?

Востребованность достаточно большая. Как правило, на пятницу-субботу-воскресенье все билеты раскуплены. Исключения составляют только дни, когда нелетная погода. Безопасность – на первом месте.

А вы сами летаете ради развлечения?

Знаете, для меня вертолет – это в первую очередь транспорт. Я летаю на нем не только по работе, но и в гости, и к друзьям, и на охоту. Даже охотился с вертолета. В России есть такие места, например, в Астрахани, где такое несметное количество волков, что они вырезают скот стадами. Это страшный хищник, и его не взять в высоких камышах – только с вертолета можно поразить.

 

Новости бизнес-авиации, обзоры самолетов и лучшие предложения компании в области частных перелетов – читайте в MY WAY.

Текст: Людмила Буркина

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Денис Груздев: «После 25-ти нити показаны всем»

Денис Анатольевич Груздев - учредитель сети «Клиника доктора Груздева» в СанктПетербурге, пласт...

ПОДРОБНЕЕ
ювелирного дома Damiani

Джорджо Дамиани: «Мы продаем мечту»

С Джорджо Дамиани, вице-президентом ювелирного дома Damiani, корреcпондент MY WAY встретилась н...

ПОДРОБНЕЕ