Александр Покрышкин: путь к победе


Александр Покрышкин: путь к победе

Легендарный советский летчик-истребитель, «храбрый из храбрых», как назвали его в одном из наградных листов, новатор в тактике боя и очень скромный человек в жизни. В дни юбилея Великой Победы MY WAY рассказывает об Александре Покрышкине.
Трижды Герой Советского Союза, летчик, гвардии полковник Александр Иванович Покрышкин. 3 мая 1945 г. Фото: РИА Новости

Трижды Герой Советского Союза, летчик, гвардии полковник Александр Иванович Покрышкин. 3 мая 1945 г. Фото: РИА Новости

Не дар свыше

Он считается одним из лучших летчиков-асов всех времен и народов, но этот талант отнюдь не был врожденным. К своему высочайшему мастерству Александр Иванович Покрышкин с огромным упорством шел всю жизнь, преодолевая и себя, и обстоятельства.

Путь к небу для мальчика из многодетной семьи, окончившего в конце 1920-х годов семилетку, начался вопреки воле родителей. В те годы, чтобы попасть в летную школу, надо было иметь рабочую специальность, – поэтому Саша поступил в ФЗУ Сибкомбайнстроя, хотя отец мечтал, чтобы он стал счетоводом. Получив профессию и поработав слесарем-инструментальщиком, Покрышкин добровольно пошел на службу в РККА, и по комсомольской путевке его направили в авиационную школу в Пермь. Но уже там выяснилось, что летное отделение упразднено, выучиться можно только на авиатехника.

Что ж, под девизом «Знать все в авиации!» он стал первоклассным технарем. Таким, что начальство отпускать не хотело: с 1934 по 1938 год, служа старшим техником звена в 74-й стрелковой дивизии в Краснодаре, Покрышкин (который, кроме основной работы, вел кружок планеристов, по собственным чертежам построил планер и тренажер для тренировки летчиков) написал 44 рапорта о том, чтобы его направили в летное училище. Безрезультатно. Тогда в сентябре 1938-го, во время отпуска он за 17 дней освоил двухгодичную программу аэроклуба и экстерном сдал экзамен на «отлично». Его, наконец, направили в знаменитое Качинское училище, которое он тоже закончил с отличием. Получив направление в 55-й истребительный авиаполк в Бельцах, Покрышкин и во время службы продолжил самообразование – изучал физику, математику, начертательную геометрию, теорию полетов, военную историю и даже физиологию. Чтобы выдерживать перегрузки в полете, своими спортивными приоритетами он сделал гимнастику, батут, рейнское колесо, упражнения для тренировки вестибулярного аппарата. Словом, будущий ас последовательно совершенствовал свое боевое и летное мастерство.

А. И. Покрышкин с боевыми друзьями. 1944 г. Фото: ИТАР-ТАСС

Не все получалось идеально. К примеру, сначала он плохо стрелял по конусу, но настойчивые тренировки вывели его в ряд лучших снайперов полка. В воздухе хуже получались правые развороты – и он намеренно отрабатывал именно маневры в правую сторону. Вообще, резкому маневрированию Покрышкин уделял большое внимание, ох как это ему пригодилось потом, в воздушных схватках Великой Отечественной!.. Все свои наблюдения, расчеты, схемы он начал заносить в дневник, который озаглавил «Тактика истребителей в бою». Этот доскональный анализ и подробные разборы полетов легли в основу покрышкинской науки побеждать, которая стала достоянием сотен летчиков и повлияла на сам ход воздушной войны.

«Кубанская этажерка» и другие

Войну Покрышкин встретил в Молдавии и свой счет сбитых открыл уже 23 июня 1941 года Мессершмиттом Bf 109. Летная карьера аса была непростой: он сбивал, его сбивали, залечивал ранения, получал награды и взыскания начальства (вплоть до исключения из партии), летал на истребителях и выполнял разведывательные полеты (даже в условиях, когда нижняя кромка облаков опускалась до 30 м!). Фронтовая слава Покрышкина среди летчиков опережала его официальное признание. Именно ему поручали вводить в строй молодняк и переучивать «стариков» с И-16 на МиГ-3. А еще знакомить пополнение с тактическими находками – теми самыми, что были изложены в тетради «Тактика истребителей в бою»: разомкнутый боевой порядок, эшелонирование по высоте, выход из-под удара противника на вираже нисходящей «бочкой», прицельная атака сверху на большой скорости – так называемый «соколиный удар» и прочими.

Трижды Герои Советского Союза маршал авиации Александр Иванович Покрышкин, маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков и генерал-полковник авиации Иван Никитович Кожедуб. 1 мая 1957 г. Фото: РИА Новости

Трижды Герои Советского Союза маршал авиации Александр Иванович Покрышкин, маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков и генерал-полковник авиации Иван Никитович Кожедуб. 1 мая 1957 г. Фото: РИА Новости

Самым известным, поистине легендарным приемом стала «кубанская этажерка», хотя Александр Иванович никогда напрямую не называл себя его автором. Из воспоминаний Покрышкина: «Строй нашей группы не был похож ни на один из тех, которым пользовались мы до сих пор. Это было ступенчатое, эшелонированное в высоту и достаточно широкое по фронту построение значительной группы самолетов – “этажерка” пар, сдвинутая в сторону от солнца, с превышением одной пары над другой на сотни метров. Каждая ступенька “этажерки” выполняла свою, строго определенную роль. В целом же она являла собой грозное для противника боевое построение советских истребителей. Если вражеским самолетам и удавалось уйти из-под удара одной ступеньки “этажерки”, они немедленно подпадали под убийственный огонь другой, затем третьей».

Воздушное сражение на Кубани весной 1943 года, сопровождавшее наземное наступление советских войск на мощный инженерный рубеж немецкой обороны «Голубая линия», было самым масштабным за всю войну: за два месяца наши сбили здесь более 800 вражеских самолетов. Именно в этот период летчики Люфтваффе, каждый раз теряя самолеты при встрече с нашим асом, начали предупреждать друг друга о его появлении знаменитой фразой: «Внимание! В воздухе Покрышкин!»

Вчетвером против 50, втроем против 23, в одиночку против восьми, и в каждой схватке Покрышкин брал на себя самое опасное – атаковал ведущего немецких групп. При численном превосходстве противника в воздухе единственным способом переломить ход боя была победа над командиром-асом – это лишало немцев управления и уверенности. Александр Иванович подготовил десятки летчиков, многих сразу же брал с собой на боевое задание (о его педагогическом мастерстве говорит тот факт, что из летчиков, прошедших «школу Покрышкина», 30 стали Героями Советского Союза, а трое из них – дважды Героями) и гордился, что по его вине не погиб ни один из тех, кого он вел в бой. Ученики настолько хорошо усвоили его искусство побеждать, что однажды во время боя в полковой рации раздался отчаянный вопль немецкого летчика: «Да сколько же их, Покрышкиных?!»

Трижды Герой Советского Союза, маршал авиации, депутат Верховного Совета СССР Александр Иванович Покрышкин, 1973 г. Фото: Владимир Савостьянов / ИТАР-ТАСС

Так сколько сбито?

«Высота – скорость – маневр – огонь» – такова формула боя, которую вывел Александр Покрышкин, один из самых результативных асов Второй мировой, первый трижды Герой Советского Союза, маршал авиации. За период войны он совершил 650 боевых вылетов, провел 156 боев. По официальным данным, лично сбил 59 самолетов противника и шесть в группе, хотя есть основания считать, что побед было больше. В военно-исторических источниках и мемуарах встречаются предположения о 72, 90 и даже более 100 фактически одержанных победах.

Разночтения вполне объяснимы. На личный счет истребителям записывали только те сбитые самолеты, на которые были получены официальные подтверждения наземных войск, что-то попросту не учитывалось (вспомним постулат «самолеты противника, которые упали на территории противника, не включены»). К тому же сам метод фиксации и подсчета менялся за годы войны, да и документы терялись – как говорили летчики, сбитые «ушли в счет войны». Известно, что Александр Иванович частенько записывал победы на своих ведомых и на вопросы, так сколько же у него побед, отвечал: «Сбил столько, сколько числится по документам. Куда важнее, что мы сбили всей дивизией 1147 самолетов».

Прославленный ас был чрезвычайно скромным человеком. Лишь спустя годы после его смерти вдова Мария Кузьминична предоставила историкам возможность ознакомиться с дневниками и записными книжками мужа, где Покрышкин скрупулезно, с уставной точностью описал тип каждого самолета, место и обстоятельства, при которых его сбил.

На основании этих записей, а также документов полка, воспоминаний соратников и других источников новосибирские исследователи, изучавшие боевую деятельность своего великого земляка, пришли к выводу, что за все время Великой Отечественной он сбил 94 вражеских самолета (36 Mе-109, 23 Ju-87, 18 Ju-88, 4 Mе-110, 4 Hs-126, 4 Ju-52, 3 FW-190, 1 Hs-129, 1 Fi-156), подбил 19 и еще три сжег на земле. Но каковы бы ни были цифры, Александр Покрышкин безусловно входит в плеяду летчиков, которых признали великими даже враги, и всегда будет гордостью нашей авиации.

Интервью с бизнесменами, артистами, путешественниками и другими известными личностями вы можете найти в MY WAY.

Текст: Виктория Струц

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

ФОТО: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

Лоран Ассулен: «Парфюмерия – глубже, чем мы привыкли думать»

Parfums de Nietzsche («Парфюмерия Ницше») – новая марка, которую создал французский пианист Лор...

ПОДРОБНЕЕ
ФОТО: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА В. СУРДИНА

Владимир Сурдин: «Марс – запасная планета»

Фраза «Есть ли жизнь на Марсе?» стала популярным мемом в конце 1950-х, но не потеряла своей акт...

ПОДРОБНЕЕ