Чжан Цзыи: в Голливуд и обратно

Чжан Цзыи: в Голливуд и обратно

Талантливая красавица Чжан Цзыи легко могла бы сделать карьеру в Голливуде – если бы по-настоящему этого захотела. Но в том-то и дело, что она считает себя прежде всего китайской актрисой, и «Оскар» не является ее заветной мечтой.
Чжан Цзыи

ФОТО: DEPOSITPHOTOS.COM

На сегодняшний день Чжан Цзыи – самая популярная актриса в Китае и самая узнаваемая китайская актриса в мире. Но ее отношениям с соотечественниками можно присвоить статус «все сложно» – на родине Чжан и любят, и ненавидят одновременно. Она стала звездой так стремительно, что многие решили: это незаслуженный успех, наверняка у нее есть высокие покровители. Чжан до сих пор приходится оправдываться в интервью: «Те, кто говорит, что мне все дается легко, не знают, какой я трудоголик. В этом смысле я настоящая восточная женщина – мы привыкли работать, привыкли зарабатывать деньги и успех тяжелым трудом. И если этот труд в конце концов вознаграждается, значит, мы это действительно заслужили».

Чжан Цзыи: через тернии

Дочь пекинских бухгалтера и воспитательницы детского сада, Чжан никогда не была балованным ребенком. В доме царили строгая дисциплина и иерархия, как, впрочем, в большинстве китайских семей.

Роль деревенской девушки в «Дороге домой» – кинодебют Чжан Цзыи. ФОТО: GUANGXI FILM STUDIO/RONALD GRA/ТАСС

В 11 лет девочку определили в танцевальную школу (преподаватели говорили, что у нее хорошие данные), и следующие шесть лет будущая звезда вставала в пять утра для ранних репетиций и ложилась спать ближе к полуночи, сделав все домашние задания. «Каждое утро перед воротами школы я плакала и жаловалась маме, что больше не могу. Но в конце дня думала, что все не напрасно, – ведь мне действительно нравилось то, что я делала».

Чжан могла смириться с режимом и дисциплиной, но не с царившим в школе духом нездоровой конкуренции: у каждого преподавателя были свои фавориты, которые и попадали на все смотры и конкурсы. «Особенно тяжело мне дался первый год, – вспоминает Чжан, – в танцклассе я выглядела самой забитой, самой испуганной. По вечерам молилась всем богам, лишь бы учитель не ругал меня. Только на второй год появилось понимание, зачем я здесь, и ощущение, что что-то получается. Тем более конкуренция была так высока, что, если ты не сдавал экзамен, тебя вышвыривали из школы. Ничего не оставалось, кроме как стиснуть зубы и тренироваться, тренироваться и еще раз тренироваться».

После «Крадущегося тигра, затаившегося дракона» актриса стала узнаваемой в США. ФОТО: DIGITALSPACE.INFO

В 1994-м пятнадцатилетняя Чжан стала лучшей в номинации «народный танец» на национальном конкурсе юниоров и поняла, что хочет заниматься чем-то еще. Через год она подала документы в Китайскую академию драмы – родители были очень рассержены, но дочь ясно дала понять, что танцев с нее достаточно. И да, ей пришлось вступить в ту же воду дважды – на первом курсе юная Чжан почувствовала себя такой же беззащитной, как и в танцевальной школе. «Мне пришлось начинать все заново, опять доказывать себе и другим, что я не зря занимаю это место». Дошло до того, что на одном из первых учебных спектаклей Чжан упала прямо на стеклянную декорацию. Зрители решили, что это такой режиссерский ход и кровь у актрисы бутафорская. Только папа и мама понимали, что происходит. «Я старалась на них не смотреть, – рассказывала она потом. – Мне было очень плохо, но я продолжала».

Чжан Цзыи: своя дорога

Как и все студентки, Цзыи периодически ходила на пробы. Режиссер Чжан Имоу заметил девятнадцатилетнюю девушку в рекламе шампуня. «В ее лице было уникальное сочетание легкости, нежности и какой-то отчаянной решимости, – вспоминает Имоу. – И еще Чжан – как хамелеон. Она может очень быстро поменять эмоцию, настроение, сыграв только глазами. А глаза для китайской актрисы – это очень важно, гораздо важнее, чем для европейской. Тут, в Китае, не принято открыто выражать свои чувства – жестами, словами или как-то еще. Остаются только глаза».

Фильм «Дом летающих кинжалов» засветился даже на Каннском фестивале. ФОТО: STEPHENCURRYONE.ORG

Чжан Цзыи дебютировала в кино «Дорога домой» Чжана Имоу. История любви сельской девчонки и приезжего учителя стала хитом китайского проката, и про юную актрису сразу пошли слухи, что она – протеже именитого режиссера. Тем более что Имоу был известен своей любвеобильностью, а его связь с другой актрисой, Гун Ли, в свое время наделала много шума. Чжан устала объяснять, что между ними ничего не было и что следующую свою роль, в «Крадущемся тигре, затаившемся драконе» Энга Ли, она тоже получила не по знакомству. «Я начала играть в кино, когда мне было 20. В Китае считали, что это неприлично рано, но я была уже достаточно взрослая, чтобы обходиться без чьей-то помощи. Я и сама не подозревала, что во мне столько силы и энергии – играть дубль за дублем, тренироваться час за часом, отстаивать тот рисунок роли, который считаю нужным».

«Чжан Цзыи в роли японской проститутки! Интересно, как она готовилась к этой роли?» — возмущалась китайская пресса после премьеры «Мемуаров гейши»

Энг Ли не делал скидок Чжан как начинающей актрисе. Скорее, наоборот. «Шесть месяцев съемок в пустыне, под палящим солнцем. Я мечтала, чтобы в конце рабочего дня Энг подошел ко мне и обнял со словами: «Отличная работа». Я же видела, что он так говорит другим актрисам. Но нет, мы заканчивали съемки в молчании, и потом я корила себя: «Что, что я сделала не так?» И только на премьере режиссер подсел к ней и сказал шепотом на ухо: «Чжан, ты проделала тяжелую работу. Верь в себя – ты великолепна».

Гейша Сайюри – одна из самых скандальных и обсуждаемых ролей Чжан. ФОТО: PICTURELUX/THE HOLLYWOOD ARCHIVE/ALAMY/ТАСС

Открывая Америку

И «Дорога домой», и «Крадущийся тигр...», и последовавшие за этим «Герой» и «Дом летающих кинжалов» Чжана Имоу вышли и в американский прокат. «Тигр…» вообще отметился на «Оскаре» в десяти номинациях и получил статуэтку как лучший фильм на иностранном языке. В Голливуде захотели видеть Чжан Цзыи – несмотря на то, что она не знала английского, и нигде, кроме Китая, до этого не бывала.

Ее новым наставником стал Джеки Чан, пригласивший Чжан сыграть с ним в «Часе пик-2». Он не только опекал девушку, как родную дочь (что, разумеется, породило новые слухи), но и поработал на площадке переводчиком. Режиссер Бретт Ратнер был в восторге от китайской актрисы, называл ее «настоящим подарком Китая Голливуду» и «азиатской Одри Хепберн». Но сама Чжан осталась не в восторге от Америки: «Тут ты никогда не станешь настоящей кинозвездой, ты навсегда останешься «актрисой из Китая», а Китай в Голливуде воспринимают как деревенскую глушь на окраине мира».

Тем не менее она начала учить язык (занимаясь по пять часов в день), и ей даже доверили представлять «оскаровских» номинантов на одной из церемоний. В Китае на это тоже отреагировали неоднозначно: «Чжан продалась», «Ее акцент чудовищен», «Она забыла пожать руки тем, кого пригласила на сцену», – вот то, что писали китайские журналисты. Но еще более резонансным был выход «Мемуаров гейши», экранизации бестселлера Артура Голдена. В Китае пришли в ярость, что главную роль играет не японская актриса, а их соотечественница. «Чжан Цзыи в роли японской проститутки! Интересно, как она готовилась к роли?» Чжан отреагировала так: «Это все равно что утверждать, будто для исполнения роли вора нужно обокрасть несколько человек. Мне кажется, историческая напряженность между Японией и Китаем – вот истинная причина такого негативного отношения».

На премьере фильма «Годзилла: Король монстров». ФОТО: CHRIS PIZZELLO/INVISION/AP/ТАСС

Факты и вымыслы

В Китае про нее продолжали распространять самые отвратительные слухи: мол, Чжан Цзыи является любовницей многих политиков и даже берет за это деньги (миллион долларов за ночь – совершенно невероятная цифра, но именно она и фигурировала в газетах). Позже выяснилось, что источник слухов – завистливые конкурентки Чжан, которые надеялись испортить репутацию успешной коллеги. Просчитались – актриса продолжала сниматься и в США, и в Китае. В Китае больше, потому что сценарии от голливудских продюсеров были примерно одинаковыми. «В основном роли жертв, несчастных восточных девушек, которых берут в жены и любовницы богатые американцы. Я же хочу выбирать более разноплановые, более глубокие роли – знаю, что могу играть не только девиц, прыгающих по вершинам бамбуковых деревьев, и тихих покорных женщин». Кстати, любимый фильм Чжан Цзыи – «Танцующая в темноте» Ларса фон Триера, и наверняка она хотела бы однажды сыграть кого-то, похожего на Сельму в исполнении Бьорк.

Свою личную жизнь Чжан не то чтобы скрывает – ей приходится делать официальные заявления, чтобы мир (и прежде всего Китай) знал, кто ее партнер на самом деле. Число реальных романов актрисы было крайне невелико: сначала Чжан встречалась с израильским бизнесменом Авивом Нево, а последние четыре года она помолвлена с известным в Китае музыкантом Ван Феном, ведущим китайской версии «Голоса». Пара воспитывает дочь и живет в одном доме с родителями Чжан, – так что традиционные ценности для актрисы все же важны. Что касается ее «романа с Голливудом», он то возобновляется, то затихает. В этом году Чжан сыграла в «Годзилле: Короле монстров» роль китайского ученого, в следующем году выйдет продолжение – «Годзилла против Конга». «У Голливуда есть чему поучиться, – говорит она. – Тут снимают фильмы вообще про все, запретных тем не существует. У нас в Китае все по-другому. Но я очень горда, что за моими плечами пять тысяч лет китайской культуры, что я могу рассказать миру о том, что мы, китайцы, собой представляем. Китай – это прогресс и вечная красота».

Интервью с бизнесменами, артистами, путешественниками и другими известными личностями вы можете найти в MY WAY.

Текст: Ольга Маршева

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

ФОТО: AMASLOV.ME

Алексей Маслов: «Не говорите с китайцем о Мао Цзэдуне»

Китай сегодня один из главных мировых ньюсмейкеров – будь то политика, экономика или искусство....

ПОДРОБНЕЕ
Илья Бачурин. ФОТО: ТАСС

Илья Бачурин: «Идет битва за время зрителя»

Кино- и телепродюсер, один из столпов отечественного развлекательного телевидения и соосновател...

ПОДРОБНЕЕ