Екатерина Великая – шалунья-царица


Екатерина Великая – шалунья-царица

«Великая» с Эль Фаннинг в роли императрицы Екатерины – самый обсуждаемый сериал последних месяцев. Прежде всего потому, что с российской историей создатели обращаются уж очень вольно. Впрочем, сериал никоим образом не относится к историческому жанру. И это многое объясняет.
ФОТО: HULU.COM

ФОТО: HULU.COM

Если вы смогли досмотреть первую серию до конца, то вы – в клубе. Диапазон чувств, которые можно испытать к «Великой», – от любви до ненависти. Достаточно и тех, кто посчитает этот сериал издевательством над российской историей. Но авторы не хотели никого оскорбить. По словам сценариста Тони Макнамары, «это не урок истории, это шоу».

К слову, его же перу принадлежит сценарий «Фаворитки» Йоргоса Лантимоса, получившей десять номинаций на «Оскар». Увлекательный рассказ о дворцовых интригах с участием королевы Анны и ее фаворитки Сары Черчилль, которые едва не привели к государственному перевороту, – пожалуй, еще более непочтительное вторжение в английскую историю. «Я не фанат костюмных картин, которые как бы претендуют на историческую правду, – говорит Макнамара. – Если я когда-нибудь сниму что-то подобное, пожалуйста, найдите меня и выстрелите мне в голову. Мне нравится создавать сценарии-гибриды, где современное соединяется с историческим. Возможно, дело в том, что я сам австралиец, нашей истории совсем мало лет, и поэтому мы не испытываем пиетета к чужой. Но я считаю, в XVIII веке или в XXI, когда люди просыпаются по утрам, их мучают одинаковые моральные дилеммы. Как помириться с друзьями? Что делать с неудавшимся браком? Эмоции не меняются со временем. Отношения не меняются тоже».

Екатерина (Эль Фаннинг) и Петр III (Николас Холт). ФОТО: HULU.COM

Сценарий «Великой» был создан задолго до «Фаворитки» – еще лет 15 назад. Макнамара начал смотреть документальный сериал про Екатерину и буквально сразу же захотел переписать ее историю по-своему. В итоге появилась пьеса, которая оказалась слишком необычной для голливудских и прочих студий: никто не знал, как это снимать. Впрочем, автор продумал все до мельчайших деталей: Петр III страдает эдиповым комплексом, носит материнские юбки и закусывает водку губами лося; Екатерина помыкает графом Орловым, изобретает боулинг (с бутылками из-под шампанского вместо кеглей) и использует в качестве противозачаточного средства лимонные дольки. Придворный доктор Чехов «совершенно не умеет лечить», как жалуется одна из фрейлин, а бороды раздражают Петра, потому что «кажется, будто мужик съел бобра». Не обошлось и без медведя (его Петр дарит Екатерине на свадьбу), и без яиц Фаберже (ими Екатерина пытается задобрить придворных дам). И да, герои каждые десять минут восклицают «Хузза!» – странное слово, которое не переводится никак, но выражает самую разную гамму эмоций, от восторга до ужаса.

Здесь все перевернуто вверх тормашками: Петр III не внук, а сын Петра Великого. Императрица Елизавета, в реальности посадившая его на трон, у Макнамары полусумасшедшая, сексуально озабоченная «тетка Лиззи». Царевич Иван (Иван VI) – жестокий мальчик, которому перережут глотку не в 23 года, а в 11 лет, и не в Шлиссельбургской крепости, а буквально в соседней с царской опочивальней комнате («Давно пора было его убить, но жалко – такой милый малыш, и потом мы семья», – вздыхает тетка Лиззи). В общем, как писал наш классик, «все смешалось в доме Облонских». Кстати, классика в «Великой» тоже не забыли – немаловажную роль в сюжете играют князь Аркадий Ростов, которого в сериале сыграл нигерийский рэпер Абрахам Попула, и Лео Вронский (Себастьян де Соуса).

«Я пытался рассказать историю о наивной романтической иностранке, которая построила совершенно новую Россию, – говорит Тони Макнамара. – ее окружение – это условные типажи»

Тони Макнамара все-таки сумел «пробить» свое детище на театральную сцену: в 2008-м в усеченном варианте пьесу поставили в Сиднее. Там ее увидел Йоргос Лантимос и немедленно нанял автора для создания «Фаворитки». А если зритель принял «Фаворитку», значит, примет и «Великую», – видимо, решил Макнамара и запустил первый сезон сериала, в котором выступил не только как сценарист, но и как продюсер.

Кадр из сериала «Великая». ФОТО: HULU.COM

Вторым продюсером стала юная актриса Эль Фаннинг, исполнившая роль Екатерины. «Я вообще ничего про нее не знала, – признается Эль, – слышала только, что она иностранка, которая стала русской императрицей, и что у нее был секс с конем (один из давних мифов, дошедших до наших дней. – Прим. ред.). Но когда я начала читать сценарий, поняла, что хочу сыграть эту выдающуюся женщину. Екатерина – живая, современная, она далеко не идеальна и совершает ошибки. Меня тошнит от стереотипа: «Нам нужны новые героини, сильные женщины!» У меня аллергия на этот лозунг. Но наша Екатерина – умная, и смешная, и сексуальная. Она изобрела «американские горки», а значит, она знала толк в веселье! (На самом деле «американские», или «русские горки», как их называют во всем мире, придумал Петр I, а Екатерина популяризировала их. – Прим. ред.) Если бы я была просто зрителем, я бы захотела посмотреть нашу «Великую». И это круто, что такая героиня в истории действительно была».

В начальных титрах каждой серии указано: «Основано на реальных событиях. Местами». Но если не считать имен главных героев и некоторых исторических моментов, особенно впечатливших авторов (вроде прививки от оспы, которую сделала Екатерина, подавая пример придворным), «Великая» – это чистая фантазия на тему всего русского. Императрица с мужем едет подписывать перемирие со шведами под песню «Вставай, страна огромная!», приглашение на чай означает приглашение выпить водки, на царском приеме поет «уникальный хор чернобыльских девочек». Но самые, казалось бы, невероятные детали в «Великой» имеют под собой реальную основу – к примеру, главный деликатес «губы лося» действительно ели в то время, а изобретенный якобы Петром торт-медовик действительно пекли при дворе, правда несколько позже.

«Моя царица выросла, она уже знает, на что способна. у нее не осталось иллюзий, она знает, что ее муж идиот и что она его убьет», – спойлерит Эль Фаннинг

«Я пытался рассказать историю о наивной романтической иностранке, которая построила совершенно новую Россию, – говорит Макнамара. – Ее окружение – это условные типажи. Екатерине нужны были церковь, армия и влиятельная аристократия, готовые ее поддержать. Так появились архиепископ Архи, генерал, тайно влюбленный в императрицу, и фрейлины. Я пытался продумывать их так, чтобы они выглядели как наши современники. Ну и, конечно, Петр – муж Екатерины. Для меня он – избалованный сынок, из тех, что сегодня проедают папочкины деньги на яхтах и вечеринках. Его жизнь – сплошная привилегия. Да, он склонен к насилию, но это его единственный способ показать власть». Макнамаре вторит и Эль Фаннинг: «Великая» – очень современная история. Та же байка про коня – это же наглядная иллюстрация того, что могут сделать с человеком самые невероятные сплетни. Поверили бы и сегодня, не сомневайтесь». Кстати, персонажи «Великой» много занимаются сексом. «Ну, секс – это тоже часть истории, – смеется Эль. – При этом я настаиваю, что в нашем сериале нет ничего вульгарного. Даже обнаженных тел почти не показываем – только парочку голых задниц. Мы с Тони постоянно шутили о том, что у нас все делают это в одежде, и это, между прочим, ужасно смешно. Ну а как иначе? У всех этих корсетов екатерининских времен так много крючков и лент – попробуй сними быстро! Поэтому эти сцены снимались так: а ну-ка, девочки, живо задрали юбки!»

Тони Макнамара на съемках «Великой». ФОТО: HULU.COM

Актрисе не пришлось даже копировать акцент – ни немецкий, ни русский: Макнамара счел это совершенно излишним. И Эль согласилась: «На мой взгляд, диалоги, придуманные Тони, – почти шекспировские, то есть универсальные. Каждое слово имеет значение, нет ни одного ненужного. И они понятны на любом языке». Зато Макнамара допустил актрису к созданию костюмов. Цвет платьев в «Великой» играет важную роль. По мнению Фаннинг, наиболее точно соответствуют личности императрицы голубой и нежно-зеленый. Впрочем, по мере взросления Екатерины наряды становятся ярче. Платье цвета фуксии, которое она надевает ближе к финалу, от начала и до конца придумано самой Эль. «Моя царица выросла, она уже знает, на что способна. У нее не осталось иллюзий, она знает, что ее муж идиот и что она его убьет».

«Да, про Екатерину сняли уже массу фильмов – и еще снимут столько же, – говорит Макнамара, – но «Великая» не похожа ни на кого. Нашей целью было создать что-то, что удивит людей. Они посмотрят очередную серию и скажут: «Да ладно, так не бывает!» А потом зайдут в интернет и узнают, что, оказывается, да, 300 лет назад тестом на беременность служило пшеничное зернышко, а отрезанные головы врагов выставляли на пиршественный стол рядом с лимонным сорбетом». Так что, расслабьтесь – могла быть и такая Екатерина. Играющая в боулинг, пьющая коктейль «Московский мул», а потом уезжающая на настоящем муле вдаль. Хузза!

ЕЩЕ НЕСКОЛЬКО ЗАПАДНЫХ ФИЛЬМОВ О ЕКАТЕРИНЕ

Марлен Дитрих («Распутная императрица», 1934)

ФОТО: LEGION-MEDIA

Этот фильм у нас долгое время называли «Кровавой императрицей», но оригинальное Scarlet в названии указывает именно на распутство (от западного термина scarlet woman, то есть попросту «шлюха»). Режиссер Джозеф фон Штернберг целенаправленно лепил из Марлен Дитрих секс-бомбу, и в фильме Марлен–Екатерина именно такая – любвеобильная амазонка в мехах, алчущая власти и удовольствий.

Жанна Моро («Екатерина Великая», 1968)

ФОТО: IMDB.COM

Фарс по пьесе Бернарда Шоу, в котором великая Жанна Моро внешне напоминает нашу Марину Неелову. Слова одного из героев (разумеется, любовников императрицы): «Я должен попросить Ваше Императорское Величество не тыкать меня вашей императорской ножкой под ребра. Я боюсь щекотки».

Кэтрин Зета-Джонс («Екатерина Великая», 1996)

ФОТО: IMDB.COM

Классическая костюмная драма, создатели которой хотели сделать все «как надо». Однако Кэтрин Зета-Джонс актриса из совсем другой весовой категории: она похожа скорее на простушку-самозванку, чем на великую императрицу-реформаторшу.

Хелен Миррен («Екатерина Великая», 2019)

ФОТО: IMDB.COM

Совсем свеженькая, хотя и беззлобная «клюква». Основная претензия к великой Хелен Миррен – ее возраст. В свои 74 она играет женщину, которую вполне искренне (а не по расчету) вожделеют мужчины до 50. При этом на протяжении сериала Екатерина совершенно не меняется внешне, по сюжету ей 35, 40, 45, ну, может, немногим больше. Возраст все-таки имеет значение.

О самых интересных выставках, концертах, аукционах, фильмах и других значимых событиях из мира искусства читайте в MY WAY.

Текст: Ольга Маршева

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Xerjoff

Серджио Момо: «Каждый аромат должен быть вызовом»

Основатель и арт-директор туринского дома Xerjoff – о парфюмерии в целом и двух новых ароматах ...

ПОДРОБНЕЕ
Валерий Ишунькин

Валерий Ишунькин: «Гости должны видеть наши улыбки»

Мир постепенно вновь открывается для туристов. Тем не менее всем нам приходится жить в новой ре...

ПОДРОБНЕЕ