Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства

Елена Титова - директор ВМДПНИ

Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства все чаще становится одним из культурных ньюсмейкеров Москвы, и прежде всего это заслуга его директора Елены Титовой, благодаря которой ВМДПНИ вступил в эпоху перемен. Госпожа Титова рассказала MY WAY о «Русском стиле», планах на «революционный год», любимых странах и музеях.
Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства

ФОТО: Пресс-служба Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусств

Елена Титова окончила Институт легкой промышленности. В 2001– 2008 гг. возглавляла Фонд развития художественного стеклоделия и галерею «Жизнь стекла». В 2008-м пришла во Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства, осенью 2012-го стала его директором и начала перестраивать работу музея по новой концепции развития.

 

Елена Викторовна, было довольно много публикаций о «тектонических сдвигах» во Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного искусства. Вы воспринимаетесь как проводник этих перемен. Ваша главная цель?

Знаете, я очень люблю городскую жизнь. Я говорю о возможностях для времяпрепровождения – в одиночестве ли, с семьей, с каким-то интересным знакомым, с гостем из другой страны, просто с приятными симпатичными людьми. В городе должны быть места притяжения. Они могут быть самыми различными: маленькая галерея, где всегда есть, что посмотреть, и всегда улыбки и тихая музыка. Или достаточно громкий проект – музейный или театральный. Или книжная ярмарка, куда обязательно надо сходить, даже если твоя библиотека уже не помещается в доме. Таких центров в моем любимом городе Москве еще лет десять назад было совсем немного. А город должен быть организован как цепь малых и больших мест притяжения.

В последнее время меня все больше увлекает идея сделать так, чтобы наш музей стал для жителей города интересным, удобным, желанным местом времяпрепровождения.

Вы знаете, как это сделать?

Много прочитано, много просмотрено. Есть европейские примеры, в частности Музей Виктории и Альберта в Лондоне, Ливерпульский музей, которые очень хороши для того, чтобы понять, что нужно делать на разных этапах. У нас была очень благоприятная ситуация для старта. Надо было только ее подтолкнуть. Все специалисты искусствоведы знали, какая у музея декоративного искусства замечательная коллекция. Плохо было лишь то, что работа с аудиторией, как и заинтересованность в ее привлечении в музей, практически отсутствовала.

То есть музей был скорее хранилищем, чем культурно-общественным центром?

Да. И этому не было никакого оправдания. Дело в том, что хранение коллекции может осуществляться в любом приспособленном помещении. Но ведь здесь же сам объект какой – великолепный особняк Остермана-Толстого, целый усадебный комплекс со сквером и парком! Это большой плюс для развития, для организации разных программ, создания условий для того самого времяпрепровождения. Конечно, когда произошел старт, все начали говорить и об особняке, и о том, что у музея великолепная коллекция с такими позициями, которых в России больше нигде нет.

Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства

ФОТО: Пресс-служба Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусств

Какими, например?

Например, это коллекция Сергея Тимофеевича Морозова, которой больше 130 лет. В его Кустарном музее изначально были собраны высокохудожественные образцы народного искусства, а кроме того, шедевры художников, работавших в Талашкино, в Абрамцево, тех, кто фактически создавал русский модерн – тот самый «русский стиль», из которого потом выросло еще несколько замечательных художественных явлений, в частности «Мир искусства». Наш музей – преемник Кустарного музея, и его коллекция, хоть и с небольшими потерями, была нам передана. Она станет центром постоянной экспозиции нашего музея.

Вы говорите об экспозиции «Русский стиль», которая анонсируется на вашем сайте?

Да. Это интереснейшая история, которую мы хотим сделать надолго, с возможностью проводить различные мероприятия – и просветительского толка, и развлекательного, и, конечно, научного. Безусловно, важно и то, что такую большую задачу мы решаем, когда у нас уже появились спонсоры, Клуб друзей музея.

Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства

Реконструкция постановки предметов в русском стиле по фотографии 1920-х гг. из архива ВМДПНИ

Что это за клуб?

Это некая аналогия попечительского совета, куда входят в том числе и представители бизнеса. Сначала было немного сложно искать крупных спонсоров – тянулся еще шлейф неузнаваемости, закрытости, нераскрученности. Но после нескольких больших красивых проектов нам стало жить значительно легче.

Вы имеете в виду проект «Коллекционеры и коллекции»?

Этот проект оказался очень интересен коллекционерам, в частности тем, кто занимается декоративно-прикладным искусством. Кроме того, есть и ценители, и любители, и знатоки, которые, понимая всю важность именно музейной коллекции, поддерживают нас. Да, это плоды программы «Коллекционеры и коллекции». Мы ее продолжаем, у нас уже есть хорошая история, есть постоянные участники.

В частности, Давид Михайлович Якобашвили?

Да. Это друг нашего музея. Механические музыкальные инструменты, заводные игрушки – всего лишь малая часть его обширной коллекции. Но она оказалась настолько нашей по тематике, по настроению, что мы делаем такую выставку уже не первый год – под Новый год. Это стопроцентное попадание.
Одним словом, вам есть, что показать, и есть, где это показать. И для меня это всегда было понятно. Здесь просто нужно было много работать, создавать команду, выстраивать структуры, которые занимались бы приспособлением музея к посетителю. Сейчас у нас уже появились замечательные новые специалисты – но поскольку они не совсем музейные люди, то начальный период изменений был достаточно сложным.

Шла «притирка»?

Конечно. Знаете, все так быстро забывается, но еще лет десять назад вопрос о том, должен ли что-то музей посетителю, стоял очень остро. Это сейчас мы уже совершенно уверены, что да, просветительская функция – наша святая обязанность. И что мы должны работать с аудиторией самыми современными методами. А несколько лет назад это было еще не так явно. Потому что в законе про музей написано, что его основная функция – хранить. Но у каждого хоть раз мелькала мысль – зачем же хранить, если это видят только специалисты? Музейные хранители на самом деле не очень любят это вопрос. Но у нас уже произошло разделение функций: для показа подбирается то, что привлекает публику, и параллельно выполняется работа по содержанию этих вещей в целости и сохранности. И всем стало проще.

ФОТО: Пресс-служба Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусств

Наверное, вам помогло то, что на момент «революции» вы еще не успели стать музейным человеком?

Вообще, можно сказать, что я «свежая голова» в этой истории. Но у меня был опыт организации различного рода художественных мероприятий и ведения галереи. Знание стекла и керамики российских художников, с которыми я работала десять лет, очень помогло мне – поскольку в музее также формируется коллекция современных мастеров декоративно-прикладного искусства. Не могу пожаловаться на то, что мне было очень сложно. Просто надо было решиться на перемены. Я решилась, и дальше все складывалось достаточно правильно.

Помимо того, что в музее появились кафе и магазин, ваш сайт пестрит массой программ для детей и взрослых. Лекции, занятия в ремесленных мастерских, а еще Антимузей. Что это значит?

Безусловно, этот термин придуман с определенной долей самоиронии. Мы все время ищем новые формы привлечения аудитории. И когда мы говорим о том, что люди хотят делать в музее, оказывается, что собственно осмотр экспозиции занимает в этом списке чуть ли не пятое или шестое место. Антимузей – аналог антикафе, куда приходят просто посидеть. Но, конечно, музейные стены диктуют свои законы. Наш Антимузей – это программа, в рамках которой мы предлагаем и мастер-классы, и ознакомление с экспозицией, но не в варианте экскурсии, а, например, в форме квеста или игры.

Какие выставки ожидаются? Будет ли какая-то «бомба» к годовщине революции?

Помимо коллекции Кустарного музея, у нас есть и сильнейшая коллекция советского периода. Мы предложим целую серию фондовых выставок в рамках программ «Искусство, рожденное революцией» и «Искусство под знаком серпа и молота». А в конце года планируем показать во всей красе кабинет председателя Совета министров PСФСР Соломенцева (в советское время в здании музея располагались Президиум Верховного совета и Совет министров РСФСР. – Прим. ред.). Кроме того, в отреставрированном крыле здания музея откроется Центр дизайна и моды, который начнет свою работу со старта социально-культурного проекта «Пространство русского стиля». Этот проект станет площадкой для обмена мнениями для современных художников и дизайнеров, работающих с традицией. Здесь будет много показов, лекций – не только российских, но и зарубежных корифеев.

Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства

Галерея советского фарфора, ВМДПНИ

Находите ли вы время для какой-то другой жизни, помимо музейной? Любите ли путешествовать?

Конечно. Люблю экзотические страны. Бывала в Бутане – удивительная страна, где ежегодно замеряют уровень счастья, и, знаете, он растет. Очень люблю Индию и при первой же возможности поеду туда снова – это для меня такой огромный культурологический океан. Очень интересны Камбоджа, особенно Ангкор-Ват, Вьетнам, Китай.

Ваши любимые музеи?

Я знаю и люблю лондонские музеи – Виктории и Альберта, его филиал – Музей детства, Британский музей. Слежу за выставками Военного музея. Каждый их проект очень интересно сделан.

А из российских?

Бахрушинский – моя любовь с детства. У него и филиалы интересные, в частности музей-квартира Мироновых и Менакера. В нашем музее, кстати, хранится коллекция фаянса и фарфора, которую собирали Миронова и Менакер. Питаю нежность к Царскому Селу и достаточно часто там бываю. Кстати, недавно я была в командировке в Абакане. Там построили новый музей – с мощнейшей археологической составляющей. Для восточной части России он, безусловно, может стать местом притяжения. Туда уже есть за чем ехать.

Читайте в MY WAY интервью с владельцем крупнейшей в России частной коллекции прикладного искусства - Давидом Якобашвили.

Текст: Людмила Буркина

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

архив Александрова и Орловой

Александр Добровинский: «Память намного важнее, чем деньги»

В октябре на Франкфуртской книжной ярмарке известный адвокат и страстный коллекционер Александр...

ПОДРОБНЕЕ
Искандер Галиев

Искандер Галиев: Путь 9 роты

Продюсер, сценарист и режиссер Искандер Галиев ворвался в мир кино с фильмом «9 рота». Его боев...

ПОДРОБНЕЕ