Голос Америки или доклад о Синатре – MyWay

Голос Америки или доклад о Синатре

Frank Sinatra, actor, celebrity, historical. Источник: Glasshouse via ZUMA Wire/Коммерсантъ

На днях по заданию редакции и по личному приглашению Лайзы Минелли меня как крупнейшего специалиста по музыке XX века пригласили в Лос-Анджелес на празднование 100-летнего юбилея Фрэнка Синатры. Я подготовил приветственную речь, надел смокинг и создал на голове идеальный пробор. В первых рядах сидели известные и знаменитые, правда, среди них я не заметил Аль Капоне, но он наверняка на небесах зарезервировал ложу и будет слушать мой доклад с максимальным комфортом. Пора начинать. – Дорогие товарищи! Дамы и господа! Братья и сестры! А что такое Фрэнк Синатра сегодня? Зайдем издалека. Немного крамолы. Какая самая плохая группа на Земле? Есть соображение, что это Pink Floyd. Хуже ее только Sex Pistols. Что их объединяет? Первые своей невыносимой мудростью так достали вторых, что те провозгласили Власть Панк-Рока и потребовали сбросить первых с Корабля Современности. А еще тот факт, что обе формации, каждая по-своему, конечно, исполняли суперхит Синатры My Way. Примечательно, что Глазастик в это время находился в прекрасной творческой форме и с интересом наблюдал, что с его песней делают граждане Туманного Альбиона. – Смею заметить, синьор Кутинов, – вступила в беседу Лайза Минелли, – Мистер Голубые Глаза сам был не прочь исполнить чью-нибудь песню. Мою, например. – Да, мадам, мне это прекрасно известно – New York, New York. Ему было 64, и он переживал очередной расцвет. А вообще-то «позаимствовать» Фрэнки всегда был мастер. – Господин Кутинофф, – заговорила благородная вдова Ава Гарднер (кстати, разве она еще с нами), – а какую главную песню моего экс-мужа вы выделите? – Однозначно, Strangers in the Night. Это один из его абсолютных шедевров. – А мы так даже альбом назвали, и совсем недавно! – поддержал тему гитарист англо-немецкой группы UFO Михаэль Шенкер. – Вообще ее перепевают чаще других, и с каждым годом все активнее. Вот, к примеру, один мой коллега-критик, когда ее затягивает, значит, пребывает в отличном настроении и испытывает прилив вдохновения. А голландский музыкант Манфред Виттеманн, приходя под утро со следами насилия на лице, поясняет: «Мы встретили «незнакомцев в ночи». Кстати, в эфирах радиостанций эта песня за лето-осень нынешнего юбилейного года опередило многие хиты таких монстров, как Мадонна, Бейонсе и Стас Михайлов.

– Сам ты монстр! – Мадонна была как всегда обворожительна. – Я тоже исполняю его песни. Girl From Ipanema – что может быть лучше? Она и сейчас в моем репертуаре. – А мы? Мы сегодня не играем? – хором возопили Адам Ливайн и Джей Зи, – мы что, рыжие? – Нет, вы хорошие. – В моем голосе зазвучала медь, – вы забыли о том, что Синатра плакал навзрыд, узнав об убийстве Мартина Лютера Кинга. Что все его «Оскары» были ему по барабану. Что он пожертвовал миллионы на благотворительность. – Александр, ваша речь содержательна, – это был уже Де Ниро (сколько же небожителей!), – но вспомните, что друзья, словно фараону, положили ему в гроб кредитную карту, бутылку Jack Daniel’s и пачку сигарет без фильтра. Будем надеяться, что ему будет чем отметить свое столетие. Еще получая первый «Оскар», он сказал в праздничной речи: «Я – артист. Я все делаю с первого дубля». – К черту календарь! День его смерти – это конец XX века! – Так лучший враг Марлон Брандо вклинился в дискуссию. – Ты прав, парень, он самый актуальный артист из тех, кому уже сто. – Спасибо, господа, моя речь окончена. Плохо же отмываются несвежие помидоры…
P.S. Жаль, что мой доклад состоялся только во сне.

 

Текст: Александр Кутинов, критик и музыкант