Карина Ротенберг: «Я всегда иду вперед»

Карина Ротенберг: «Я всегда иду вперед»

Президент Федерации конного спорта Москвы, профессиональная наездница, любящая жена и мать – в каждой из этих ролей Карина Ротенберг выкладывается на все сто. О детских мечтах, о лошадях и турнирах, о воспитании детей и путешествиях всей семьей – в интервью, которое Карина дала MY WAY во время международных соревнований по конкуру в Испании.
ФОТО: КСЕНИЯ ТАВРИНА

ФОТО: КСЕНИЯ ТАВРИНА

Пишут, что верховой ездой вы увлеклись с детства. А как это случилось? У вас был какой-то пример перед глазами?

Никто не знает (смеется). Мое детство прошло в Санкт-Петербурге, тогда еще Ленинграде, и каждый раз, когда мы гуляли с родителями по Дворцовой площади или в Луна-парке – везде, где я видела лошадей, я чувствовала какую-то сумасшедшую тягу к ним. У меня в семье нет никого, кто хоть как-то был бы связан с лошадьми. Поэтому никто не может понять, откуда у меня эта «болезнь». Все шутят, что, возможно, это в крови. Я уговаривала родителей отдать меня в конно-спортивную школу. Но они были против – считали, что это небезопасный спорт. Я занималась танцами и синхронным плаванием – это было более стандартно на то время.

ФОТО: КСЕНИЯ ТАВРИНА

ФОТО: КСЕНИЯ ТАВРИНА

Но вы все-таки сумели переубедить родителей?

О, это случилось намного позже. А тогда все было иначе. Мне было 10 лет. Я как-то узнала, что идет набор в конно-спортивную школу, и упросила мою тетю меня туда отвезти. Был довольно строгий отбор, я его прошла. Радостно сообщила об этом родителям, но они мою радость не разделили и сказали, что возить меня туда не смогут. Было время, когда я тайком от родителей бегала на конюшню за Луна-парком. Рядом жили мои двоюродные брат и сестра, и когда я приезжала к ним в гости, то находила момент, чтобы заглянуть на эту конюшню: что-то там делала, помогала, иногда мне даже позволяли сесть на лошадь. Однажды туда привезли новых лошадей, запрягли в фаэтон – я там тоже крутилась. Но лошади – видимо, они были не приучены к городу – вдруг вырвались, побежали... Я очень сильно ударилась, меня повезли в больницу. Мама была в шоке. Она и так была против моего увлечения, а тут просто пришла в ярость. На этом мои опыты закончились.

Тем не менее вы не перестали мечтать о лошадях?

Прошло еще какое-то время, и по выходным я начала ездить в поселок Стрельна – это очень красивое место под Питером. Там была конюшня. В пятницу я быстро делала все уроки, а в субботу рано-рано утром вставала и ехала туда сама на электричке. Помогала, убирала, иногда даже садилась в седло – такое счастье! Для меня было очень важно находиться рядом с лошадьми, ухаживать за ними, получать от них какую-то энергию. Я уже была готова пойти поступить в цирк, чтобы быть ближе к ним. Я просто любила этих животных. А спорт пришел намного позднее. Тем более тогда, в конце 1980-х – начале 1990-х, особого доступа к информации не было. Я даже не представляла себе, что такое настоящий конный спорт.

ФОТО: КСЕНИЯ ТАВРИНА

ФОТО: КСЕНИЯ ТАВРИНА

То есть конным спортом вы занялись уже, когда оказались в США, куда вместе с родителями переехали в 1993-м?

Да. Моя конная карьера началась, когда я уже стала достаточно взрослой и смогла сама себе купить лошадь. Первое время занималась сама для себя, потом с тренером, потом потихоньку начала выезжать на соревнования. Сейчас, конечно, родители очень жалеют, что не отпустили меня в конный спорт в раннем возрасте. Ребенку все дается намного легче, потому что у него нет никаких страхов.

Учитывая ваш опыт, лучше начинать заниматься лет с десяти?

В основном большие профессионалы, с которыми я сейчас постоянно вижусь на соревнованиях, сели в седло в 3–4 года. Мои детки тоже в этом возрасте начали (у Карины трое детей: близнецам Даниилу и Софии по 8 лет, Леоне 4 года. – Прим. ред.). Сажаешь ребенка на маленького пони, водишь, гуляешь с ним – все безопасно. Даже если он упадет с пони – ничего страшного. Ребенок, как мячик, – подскочил и сел снова. А вообще и в 10 лет не поздно начать, как в принципе и в любом возрасте. Мой муж (предприниматель Борис Романович Ротенберг. – Прим. ред.) начал заниматься конным спортом, просто чтобы быть со мной рядом. А потом так втянулся, что сейчас даже ездит на соревнования и занимает призовые места. Что же касается деток, я их никогда не заставляю: считаю, что это такой спорт, в который человек сам должен стремиться. Тебя должно тянуть не только к результатам, но и к лошадям. Вот сын очень хорошо начал, но несколько раз упал, и у него появилась боязнь. А мои девчонки даже если падают – встали, отряхнулись, сели и поскакали дальше.

Карина берет барьер 140 см. ФОТО: КСЕНИЯ ТАВРИНА

Карина берет барьер 140 см. ФОТО: КСЕНИЯ ТАВРИНА

А как выбрать лошадь? Как понять, что это то, что нужно? Посмотреть в глаза?

И это тоже (смеется). Но можно и в глаза смотреть и сесть на нее, а через какое-то время понять, что тебе эта лошадь не подходит. Это как замужество. Вы встречаетесь, все хорошо, а потом, когда начинаете жить вместе и проводить больше времени вдвоем, понимаете, что не все ладно. Бывают случаи, когда лошадь с одним всадником успешно выступает на Олимпиаде, а потом ее продают другому, не менее сильному всаднику, и он никаких результатов не показывает. Меня часто спрашивают, на сколько процентов успех зависит от наездника и на сколько от лошади, – и я отвечаю: каждый должен вкладываться на все сто. Лошадь – это твой партнер. Она должна хотеть идти на поле и там за тебя бороться. И чем выше ты прыгаешь, чем выше твой уровень, тем тяжелее найти партнера, который совпадет с тобой и по характеру, и по стилю езды, и по силе. Я хотя и довольно миниатюрная, люблю лошадей сильных, волевых, с характером – тех, которые хотят соревноваться, идут вперед. Я сама такая же, и, если мне дать мямлю, мне будет неинтересно. Но у нас бывают и стычки, мы можем и повздорить.

«Конный спорт становится все сложнее. Если хочешь иметь высокий рейтинг, ты должен участвовать в турнирах постоянно. И это тяжело. Надо либо отказаться от всего ради спорта, либо повсюду возить с собой семью»

В самом деле?

Конечно. Это борьба характеров. Понятно, что лошадь намного сильнее меня: она весит полтонны, а я – 50 кг. И я никогда ее не пересилю, если не перехитрю. Тут надо быть и психологом, и дрессировщиком, и спортсменом. И требуется много терпения. Я никогда не наказываю животных – хлыстом все равно не заставишь их делать то, что тебе нужно.

Иногда бывает, приезжаешь на соревнования в полной физической и моральной готовности. А твоя лошадь вдруг не в настроении. Ну что делать! К сожалению, в нашем спорте нет второй попытки. Мы очень долго тренируемся, для того чтобы выйти на поле и пройти маршрут примерно за 70 секунд. Конный спорт во многом непредсказуем. Как бы ты ни был готов, что-то может пойти не так. Если на пути к барьеру вдруг взлетит птичка, лошадь может испугаться, встать и не прыгнуть. Зато когда все получается, чувствуешь полный восторг. Даже если не выиграешь первых мест, понимаешь, что вы оба старались, были «одним целым» и оба получили удовольствие.

ФОТО: КСЕНИЯ ТАВРИНА

ФОТО: КСЕНИЯ ТАВРИНА

Бывало так, что лошадь вас сбрасывала?

Конечно. Были и травмы, и переломы. Год назад я ломала руку на соревнованиях. И копчик ломала. Все бывает – наш спорт один из самых травматичных. Иногда приходится очень долго восстанавливаться. И тут необходимо упорство, потому что снова садиться в седло после травмы психологически сложно. Да, сначала приходится себя перебарывать, но потом вновь входишь в ритм. Сейчас уже падать намного больнее, чем это было энное количество лет назад. И когда что-то ломаешь, то понимаешь: ты не супервумен. Но конный спорт – это уже мой образ жизни, я без него не могу.

Какие цели вы ставите перед собой в спорте?

В последнее время все больше прихожу к мысли, что надо поумерить свой пыл. Конный спорт становится все сложнее, и соревнований организуется все больше. Если хочешь иметь высокий рейтинг, ты должен участвовать в турнирах постоянно. И это тяжело. Надо либо отказаться от всего ради спорта, либо повсюду возить с собой семью. Я никогда не буду делать что-то для себя в ущерб своей семье, поэтому стараюсь найти компромисс. Я прыгаю на хорошем уровне. Но могу себе позволить пропустить соревнования, если они пересекаются с чем-то важным, что происходит у детей или у мужа. Мне очень повезло, что муж разделяет мою страсть и понимает, сколько требуется сил и времени для того, чтобы добиться каких-то успехов на стартах. С его стороны у меня полная поддержка. Но уезжать на соревнования и месяцами не видеть детей я не могу. Конечно, когда есть возможность, они едут со мной. На данный момент я бы хотела побороться за призовые места в Гран-при уровня 2–3 звезды (прыжки 145–150 см. – Прим. ред.).

Популярность конного спорта растет?

Конечно. Кроме европейских стран, где эта культура складывалась веками, на арену выходят страны, которые если и показывали успехи в скачках, но никогда не принимали участия в выездке или конкуре, – например, Катар, Саудовская Аравия. И они уже достигли очень хорошего уровня за довольно короткое время – и за счет больших финансовых вложений, и за счет большого труда.

ФОТО: КСЕНИЯ ТАВРИНА

ФОТО: КСЕНИЯ ТАВРИНА

А как обстоят дела в России?

Знаете, в СССР были хорошие конезаводы. И мы были довольно сильны по выездке. Но когда СССР распался, все пришло в упадок, лошадей распродали, конезаводы закрыли. И теперь восстановить все это очень тяжело – пока мы стояли на месте, конный спорт в мире развивался. Сейчас у нас снова появились конезаводы, к нам привозят жеребцов разных кровей. Но в этом деле нельзя добиться успеха одним рывком, потребуется время. Лошадь начинает показывать какие-то результаты в конкуре и выездке, только начиная с восьмилетнего возраста. Кроме того, лошади требуют постоянных вложений. Им нужен ежедневный уход – не только почистить-покормить. Это еще и тренировки, правильный выгул, тренажеры, осмотр ветеринаров. Лошади – такие же полноправные спортсмены, как и люди.

«Для меня было очень важно находиться рядом с лошадьми, ухаживать за ними. получать от них какую-то энергию... Я просто любила этих животных. А спорт пришел намного позднее»

Радует, что в последние годы у нас отстроили много хороших спортивных баз. К нам приезжают большие спортсмены, которые проводят семинары в Москве и Питере. У нас проводится Кубок Федерации по конному спорту, который охватывает и регионы. Прошлой осенью в Битце мы впервые провели Кубок Президента Федерации конного спорта Москвы по конкуру – и выиграли премию «FKSR Awards» как событие года. Так что развитие идет.

Вы родились в Петербурге, долго жили в США, тренируетесь в Европе, работаете в Москве. Где вам комфортнее всего?

Мне комфортно там, где моя семья. Я контактный человек, мне легко общаться везде и со всеми, я всегда найду, чем себя занять, у меня постоянно какие-то проекты. Конечно, было тяжело подростком уехать в Америку, оставить друзей. А потом уже сформировавшимся человеком, в 29 лет, вернуться в Россию, когда я познакомилась с Борисом. Мне опять пришлось все оставить позади – ради любви. Это было нелегко, но всем нам приходится принимать для себя какие-то решения. С другой стороны, сейчас благодаря интернету ты можешь поддерживать отношения со всем миром. К сожалению, в России слишком привязаны к месту жительства. В Америке с этим проще, да и люди тоже легки на подъем. Там важнее работа, чем дом или квартира. Нашел работу в другом районе, городе или даже другом штате – значит, переезжаешь! И на меня этот подход тоже повлиял.

Удается ли вам путешествовать не только на соревнования?

В прошлом году мы ходили в поход по горам Карачаево-Черкесии. К сожалению или к счастью, младшую дочь не брали, но взяли Софию и Даниила. Это было испытание для всех – пройти три перевала высотой в 3000 м верхом на лошадях в дождь, ветер и холод! Мы разбивали лагерь, готовили еду в котлах и спали в спальных мешках. Даже некоторые взрослые сдались, за ними прилетал вертолет. Были травмы и слезы! В какой-то момент я даже пожалела, что взяла двойняшек с собой. Но наши дети шли настолько упорно, ни разу не пожаловались на усталость. Мы с мужем очень ими гордились!

Следующим летом очень хотелось бы съездить в Исландию. Сейчас дети как губка, все в себя впитывают. Вот и хочется выбирать путешествия, от которых у них останутся воспоминания на всю жизнь. Да и нам с мужем, конечно, тоже очень интересно увидеть эти потрясающе красивые места.

У вас чудесные дети, прекрасный муж, любимое дело. О чем вы мечтаете?

Знаете, я всегда иду вперед, пытаюсь чего-то добиться – в образовании, в работе, в спорте. Но я не желаю для себя ничего материального – и не потому, что у меня в принципе все хорошо. Может, это звучит банально, но моя мечта, чтобы мои родители и все мои близкие были живы и здоровы. К сожалению, я знаю, как это бывает, когда теряешь здоровье и твоя жизнь висит на волоске, и не хочу, чтобы кто-то из них это пережил. Хочу, чтобы все мои любимые люди оставались со мной как можно дольше.

Интервью с бизнесменами, артистами, путешественниками и другими известными личностями вы можете найти в MY WAY.

Текст: Людмила Буркина

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕНО ВАЛЕРИЕМ ПАНАРИНЫМ

Валерий Панарин: «Пассажиры могут не волноваться»

Летчик Валерий Панарин всю свою жизнь – в гражданской авиации. За плечами – долгая карьера длин...

ПОДРОБНЕЕ
ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ ВДНХ

Сергей Шогуров: «ВДНХ – это территория разнообразия»

Одна из знаковых московских достопримечательностей в августе отмечает свой 80-летний юбилей. О ...

ПОДРОБНЕЕ