Маргарита Пушкина: «Искусство расширяет круг общения»


Маргарита Пушкина: «Искусство расширяет круг общения»

Эта удивительная женщина основала одну из самых крупных российских арт-институций – ярмарку современного искусства Cosmoscow, обладающую международным статусом и уже завоевавшую свое место в мировом культурном календаре. В беседе с MY WAY Маргарита Пушкина размышляет о страсти к коллекционированию, о публичности и о спорте как универсальном «помощнике» бизнесмена и любителя искусства.
ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕН ПРЕСС-СЛУЖБОЙ COSMOSCOW

ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕН ПРЕСС-СЛУЖБОЙ COSMOSCOW

Если посмотреть ваши аккаунты в соцсетях, то в равной степени там отдано место искусству и спорту. Что-то перевешивает? Эти две страсти как-то пересекаются?

Это правда! Связано это с тем, что спорт очень органично вошел в мою жизнь, чему я очень рада. Я всегда занималась спортом, как любой современный человек, который заботится о собственной форме, но регулярной практикой для меня он стал лет десять назад. Занятия начинала с ОФП и силовых упражнений, потом появилось увлечение лыжами, активностями на свежем воздухе. Все же знают, что во время занятий спортом вырабатывается серотонин, гормон радости и счастья. Я даже как-то думала, почему эти посты возникают у меня внезапно – то об искусстве, то о спорте. Но все оказалось просто – ты непосредственно радуешься чему-то и делишься этим с людьми. Хотя, если говорить об искусстве, то к таким постам я отношусь более серьезно. Каждый из них требует определенной подготовки: ты не просто постишь картинку с выставки, а еще должен поделиться каким-то впечатлением, мнением.

Могу сказать, что спорт очень помогал мне в разные сложные времена, например, в нелегкий период становления моего главного дела, ярмарки Cosmoscow (впервые ярмарка прошла в декабре 2010 года. – Прим. ред.). Я начинала ее из любви к искусству, но, как и любой бизнес, проект потребовал от меня огромных менеджерских и организационных усилий, сопряженных с большой эмоциональной нагрузкой. И тут физическая активность здорово помогала перезагружаться. Ну и спорт, как и искусство, значительно расширяет круг общения.

Константин Латышев. «Моя помощь Офелии». Из коллекции Маргариты Пушкиной. ФОТО: ГЕННАДИЙ ГРАЧЕВ

Константин Латышев. «Моя помощь Офелии». Из коллекции Маргариты Пушкиной. ФОТО: ГЕННАДИЙ ГРАЧЕВ

Где предпочитаете заниматься спортом?

Я живу за городом уже много лет, и с утра еду в лес, в поле – бегать или кататься на лыжах. И это, кстати, отличное время подумать о предстоящем дне. Для лыж есть прекрасная трасса в Одинцово, в Мещерском парке около Сколково. Это увлечение уже стало образом жизни. Мне нравится на природе и в движении проводить свое свободное время.

Люблю ездить в спортивные туры на разные лыжные курорты. Например, в итальянский Доббиако, неподалеку от Кортина-д’Ампеццо. Это известное место, где часто проходят этапы крупных лыжных соревнований. Люблю в Швейцарии Санкт-Мориц и долину Энгадин, где прошел мой самый первый марафон. Помню, было забавно. Мне тренер сказал: «Ты сможешь!» Я и пошла наивно (смеется)…

Это сколько же километров?

42! Правда, на лыжах такое расстояние преодолеть, конечно, гораздо проще, чем бегом. Потом я на лыжах бегала марафоны и 60, и 70 км. Даже специально ездила для этого на Камчатку. Ощущения от испытания себя на выносливость – невероятные!

Такие испытания, вероятно, помогают и для дальнейших забегов по музеям и биеннале…

Конечно, 100%! (смеется)! Я стала очень выносливой, и пройти несколько километров для меня – радость. Во время разных ярмарок и биеннале прохожу по 25–30 км в день.

Андрей Ройтер. «Завтра». Из коллекции Маргариты Пушкиной. ФОТО: ГЕННАДИЙ ГРАЧЕВ

Ваша коллекция современного искусства, а затем и проект Cosmoscow сделали из вас публичную фигуру. Эта публичность наложила какие-то ограничения на ваше поведение в соцсетях?

Со спортом это продолжилось автоматически. Что касается искусства, – я не думаю, что это большая ответственность, плюс, к счастью, появились stories, где не нужно комментировать свои впечатления. Но соглашусь, что в своих посланиях ты должен нести какой-то осмысленный месседж, – хотя бы о том, как интересно заниматься искусством и сколько красок это добавляет жизни.

Есть ощущение, что коллекционирование искусства, как и спорт, сейчас входит в моду. Для одних это как «входной билет» в некое закрытое элитарное сообщество, для других – как общественный статус или просто хайп. Так ли это?

Да, действительно, я замечаю, что это становится модным. Думаю, это прекрасно, какие бы ни были мотивы коллекционирования. Так или иначе, человек будет погружаться в среду искусства, что-то стараться увидеть, посмотреть и разобраться. В принципе, такая схема своего рода социализации – обычная мировая практика. Коллекционеры во всех странах очень разные: есть неистовые, глубоко вникающие в предмет, есть любители потусоваться в богемной среде.

В нашей патронской программе и клубе коллекционеров Cosmoscow круг членов постоянно расширяется. Есть запрос не только на развлечения, но и на интеллектуальное общение и деятельность в свободное время. Вижу, что эти люди с абсолютно искренним интересом ходят на выставки, ездят в арт-путешествия с целью разобраться в том, что происходит в арт-мире, и приобрести новые знания. Причем эти знания в мире искусства и культуры вполне глобальны, как и само искусство. То есть высок запрос на интеллектуальные удовольствия, и если это можно назвать трендом, то это так. И не просто потратить деньги, а сделать это со смыслом.

Как вы определяете сам термин «коллекционер»?

Это всегда сложный вопрос. Мы сами сейчас развиваем деятельность арт-клуба, арт-туризма, потому что таким образом получаем важную часть лояльной актуальному искусству аудитории вокруг проекта Cosmoscow (в 2020 году ярмарка пройдет 11–13 сентября в московском Гостином дворе. – Прим. ред.). И люди приходят самые разные. Многие стесняются говорить о том, что они коллекционеры, потому что зачастую в голове при этом слове всплывает какой-то заоблачный уровень а-ля Франсуа Пино, владельца музеев Punta della Dogana и Palazzo Grassi в Венеции. Абсолютное большинство просто не обладает такими возможностями. Но коллекционерами я называю и тех и других, и все категории собирателей очень важны.

Сергей Шеховцов. «Елка». Из коллекции Маргариты Пушкиной. ФОТО: ГЕННАДИЙ ГРАЧЕВ

Мы и на ярмарке уделяем этому внимание в проекте «Глазами коллекционера», – например, в 2014 году показывали прекрасное собрание молодого коллекционера, а теперь и куратора Ивана Исаева. Было важно показать, что коллекции могут быть разными, и коллекционирование возможно как факт независимо от финансовой составляющей. Его собрание, в частности, пополняется благодаря дружбе с художниками, он постоянно сотрудничает с ними, и произведения появляются в качестве подарков. То есть понятие «коллекционер» достаточно размытое. На мой взгляд, если человек купил несколько работ современных художников, то его смело можно назвать коллекционером.

Должна ли быть у частной коллекции какая-то концепция?

У меня есть мой личный опыт. Когда в 2007 году я работала в инвест-банке «КИТ-Финанс», то имела отношение к созданию корпоративной коллекции. Директор банка Александр Винокуров сам предложил: «Рита, давай сделаем коллекцию банка?» Причем не было никаких рамок, никакой оглядки на инвестиционную привлекательность – скорее, имиджевый проект. И я с восторгом согласилась, а потом начала судорожно думать, с чего же начать. Одно дело ты покупаешь для себя, но тут же институциональное собрание! И меня как человека ответственного, конечно, волновал вопрос о его ликвидности и презентабельности. Я пошла советоваться к галеристу Елене Селиной, и она помогла мне классифицировать подходы к коллекционированию.

В процессе обсуждений мы вывели, что коллекция может быть контекстуальной, то есть охватывать какой-то определенный период. Или она может быть международного типа, содержать произведения интернациональных художников в разных медиа. На последнем мы и остановились – в России тогда, да и сейчас, не было и нет такого уровня публичных собраний. В то же время я активно размышляла о частных и корпоративных коллекциях и пришла к выводу: частная все-таки интересна прежде всего тем, что описывает своих владельцев, рассказывает историю становления вкуса.

Но это в случае «чистого» коллекционирования, не связанного с инвестиционными целями?

Конечно. Если человек собирается коллекционировать с инвестиционной целью, то он не сможет это сделать без серьезного арт-консультанта со связями и инсайдами. Я бы не советовала делать это самим.

В корпоративных коллекциях всегда есть определенный бюджет на покупку произведений. Важен ли какой-то регламент при покупке в частные руки?

Тут человек исходит из собственных возможностей и желаний, и ограничения чаще всего бывают либо материальные, либо физические – когда просто заканчиваются дома свободные стены, углы. Некоторые западные коллекционеры при планировании бюджета закладывают определенную сумму на искусство. И это правильно – если ты коллекционер «с нервом», то можно сильно увлечься и не остановиться.

Ранее ваша коллекция развивалась параллельно с банковской – у вас есть и западные, и российские авторы. А в связи с ярмаркой она трансформируется?

Да, сейчас она больше развивается в зависимости о того, что попадает в круг моих профессиональных интересов. Я знаю много художников, работам которых была бы очень рада, но по разным причинам не могу себе их позволить. Так что оставляю для себя эмоциональный аспект и покупаю по велению сердца.

Интервью с бизнесменами, артистами, путешественниками и другими известными личностями вы можете найти в MY WAY.

Текст: Олег Краснов

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

На картине Эдуарда Мане «В лодке» (1874) изображен Ги де Мопассан. ФОТО: METMUSEUM.ORG

Мопассан – женоненавистник или безумец?

На памятнике Ги де Мопассану, стоящему на знаменитом парижском кладбище Монпарнас, выбита эпита...

ПОДРОБНЕЕ
ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ

Стелла Кесаева: «Любовь к прекрасному не исчезла»

В последние месяцы все культурные события переместились в виртуальную реальность. О том, как пе...

ПОДРОБНЕЕ