Павел Буре: «Кто сдается, тот ничего не добивается»


Павел Буре: «Кто сдается, тот ничего не добивается»

Легендарный спортсмен, «русская ракета», член Зала славы НХЛ и Зала славы Международной федерации хоккея в марте отмечает свое 50-летие. Накануне юбилея Павел Буре рассказал MY WAY о том, чем занимается после ухода из большого спорта, о семейных корнях и о воспитании детей. 
Павел Буре, ФОТО: КСЕНИЯ ТАВРИНА

ФОТО: КСЕНИЯ ТАВРИНА

Павел, вы завершили спортивную карьеру в 34 года, получили юридическое образование. Планировали карьеру юриста?

Юридическое образование у меня второе, а первое – спортивное. Сначала я окончил ГЦОЛИФК – так тогда назывался наш институт в Москве. А что касается юридического, я, можно сказать, «попал под влияние» нашего знаменитого юриста Олега Емельяновича Кутафина, ректора Юридической академии – тогда она называлась МГЮА и сейчас носит его имя. Долгое время мы с ним дружили, и именно он натолкнул меня на мысль о втором образовании. Я ушел из большого спорта, у меня тогда было и желание, и время, и я окончил академию. Потом появилась возможность защитить диссертацию о поведении трудных подростков – приходилось даже ездить в колонию собирать материал. Я очень рад, что получил юридическое образование – оно дает большой кругозор. В том же хоккее приходится решать много правовых вопросов: контракты, юридическое сопровождение и т.д.

Означают ли ваши слова, что хоккей остается главным интересом в вашей жизни?

Ну что вы! У меня много разных интересов. Для меня хоккей – это всегда была работа. Любимая, но работа. Я не занимался хоккеем круглосуточно. Все знали, что я прихожу, во сколько нужно, и ухожу сразу. На первом месте у меня всегда были семья, друзья. Всю жизнь у меня был обширный круг общения – люди разных профессий. Кроме того, я рос в семье спортсменов и поэтому знал, что профессионально заниматься спортом можно только какой-то определенный период жизни. Спортивный век очень короткий. К 30 уже очень многие заканчивают. А в художественной гимнастике, например, вообще в 20.

Сейчас для меня хоккей, скорее, общественная нагрузка. У нас есть большой проект – Ночная хоккейная лига, которой мы занимаемся уже 10 лет. Этот проект придумал наш президент. Лига объединяет уже более тысячи команд по всей стране.

ФОТО: КСЕНИЯ ТАВРИНА

Почему она ночная?

Идея была в том, чтобы взрослые люди после работы занимались спортом, физкультурой, общались вместе со своими единомышленниками, условно говоря, чтобы вместо гаража или кафешки шли на лед. Что представляет собой лига – люди собираются командой в своем городе, тренируются, участвуют в чемпионате своего региона, а затем победители едут в Сочи, где разыгрывается основной кубок. Самые лучшие игроки могут поучаствовать в гала-матче, в котором выступает сам президент. Всем известно, что Владимир Владимирович человек спортивный, но на коньки он встал относительно недавно. Он хотел своим примером показать, что можно в любом возрасте и при любой занятости найти время для спорта, – за год научился кататься и пошел играть. Конечно, взрослый человек профессионалом уже не станет, но играть будет – главное, желание.

«В принципе, я не знаю в истории хоккея очень хороших игроков, которые потом стали очень хорошими тренерами. Тут нужен другой подход, другая психология»

Вы не задумывались о том, чтобы стать тренером?

Это две разные профессии – игрок и тренер. Как актер и режиссер. Да я, в принципе, и не знаю в истории хоккея очень хороших игроков, которые потом стали очень хорошими тренерами. Тут нужен другой подход, другая психология. Я вот сам могу кататься и забивать, но не факт, что смогу правильно объяснить ребенку, как это сделать. А существуют целые педагогические стратегии – как учить, как объяснять. Соответственно, когда тренер работает уже с профессиональными спортсменами, он должен суметь поставить задачу, донести до игроков то, чего он хочет от них добиться. Не думаю, что это мое.

А почему в свое время вы выбрали именно хоккей, а не плавание, например?

Плаванием я занимался, как говорится, по умолчанию. Я практически вырос в бассейне, потому что у меня дедушка – заслуженный тренер СССР (Валерий Владимирович Буре – ватерполист и тренер по плаванию. – Прим. ред.), отец – заслуженный мастер спорта СССР (Владимир Валерьевич Буре – пловец, четырехкратный призер Олимпийских игр. – Прим. ред.). В какой-то момент я занимался плаванием параллельно с хоккеем. А почему хоккей? Наверное, потому что в моем детстве еще не был столько развлечений, как у нынешних поколений. После школы – во двор. А там зимой хоккей, летом футбол.

На 54-м Чемпионате мира по хоккею Павел Буре завоевал золото в составе советской сборной. Момент матча между командами СССР и Швеции. Буре в атаке. Швейцария, Берн, 1990 г. ФОТО: ITAR-TASS

Вас родители заставляли заниматься? Вы ощущали на себе спортивное воспитание?

Нет, не заставляли. Я сам занимался. А спортивное воспитание одинаково у всех людей, которые чего-то добиваются в жизни. Ставь цель и трудолюбиво к ней иди, добивайся, не сдавайся. Любой успех мотивирует тебя на достижение еще большего успеха. И у меня не всегда все сразу получалось, причем на разных уровнях профессиональной карьеры. Так бывает. Для этого и нужны тренеры, учителя, родители – поддержать и подсказать, что надо не расстраиваться, а собраться и идти дальше. Сдаваться нельзя. Кто сдается, тот ничего не добивается.

Наверное, вас больше воспитывали собственным примером?

Конечно. У меня отец был в ЦСКА. Я сам в шесть лет пришел в ЦСКА. Мне с детства говорили, что это самый крутой, самый лучший клуб, поэтому, если ты хочешь здесь играть, то ты должен трудиться в два раза больше, чем в каком-то другом клубе. Сегодня, кстати, здесь очень сильная команда по хоккею. А вообще, чтобы великие спортсмены не переводились, нужно вовлекать как можно больше детей. Та же Канада считается самой сильной страной по хоккею, потому что у них это национальный вид спорта, которым занимается 95% населения – и мальчики, и девочки. Но и у нас ситуация меняется в лучшую сторону: Федерация хоккея России разработала уникальную национальную программу «Красная машина». Это такая система подготовки юных хоккеистов, которая учитывает и наш, и общемировой опыт, в том числе и индивидуальные схемы тренировок, и профилактику травм, и правильный сон, и питание, рассчитанное по науке. В мое время такого не было – жизнь идет вперед!

Презентация «Красной машины» проходила в Норильске, одновременно с благотворительным матчем, в котором вы ежегодно участвуете. А почему матчи проводятся именно в Норильске? Это касается истории вашей семьи?

Действительно, в Норильске родился мой папа – в этот город в конце 1930-х был сослан мой дед, коренной москвич. Но мы проводим благотворительные матчи не только в Норильске. В целом для нашей страны благотворительность еще довольно новая сфера. Сейчас в России многие этим стали заниматься, в том числе мои друзья. Мы поддерживаем и ветеранов, и молодежь. Еще в 1990-е, помню, привозил ребятам по 100 комплектов хоккейной формы. Вот мы с вами говорили о Ночной лиге. Важный момент: тот город, чья команда выигрывает чемпионат, в награду получает каток. И строится этот каток на спонсорские средства.

Раз уж мы коснулись ваших корней. Кем вам приходится часовых дел мастер Павел Буре, поставщик Двора Его Императорского Величества?

Он мне трижды прадедушка. Этот часовщик Павел Буре – самый знаменитый из всей нашей семьи. Посудите сами – прошло уже столько времени, а его до сих пор не забыли. Помню, когда в детстве слышали мое имя, то говорили: «А ведь был такой часовщик…» Меня и назвали в его честь.

На гала-матче Ночной хоккейной лиги. Сочи, 2018 г. ФОТО: МИХАИЛ МЕТЦЕЛЬ/ТАСС

У вас есть часы «Павел Буре»?

Сейчас да. Но когда я рос, в доме их не было. Много позже, когда появилась возможность, я начал собирать часы марки «Павел Буре», и сейчас у меня уже достаточно серьезная коллекция.

Не было мысли возродить часовое производство?

Были такие мысли. Но это очень серьезный бизнес. Насколько мне известно, Павел Буре продал свою фирму еще до революции. Значит, в первую очередь надо было выкупать ее у нынешних владельцев. И потом – дешевые часы под именем Буре делать несолидно. А чтобы выпускать дорогие, нужно вкладывать в возрождение марки огромные средства. При этом конкуренция на рынке очень велика: те же Breguet, Patek Phillipe, которые до революции тоже продавались в России. В 1990-х годах мы все-таки попробовали выпустить небольшую серию. Подарили эти часы Ельцину, премьер-министру, патриарху… Но дальше дело не пошло.

У вас скоро юбилей. Как будете отмечать?

В семейном кругу. Я вообще к своему дню рождения отношусь спокойно – наверное, потому что в этот день всегда работал. А в мои школьные годы 31 марта был последним днем весенних каникул, и я обязательно находился на каких-нибудь турнирах. Поэтому у меня не сложилось традиции отмечать этот день.

Но дни рождения детям вы, наверное, устраиваете?

Детям да. Но за это больше отвечает их мама, моя жена Алина. У нее в этом смысле была нормальная жизнь, ей день рождения всегда отмечали, как положено.

У вашей старшей дочери необычное имя.

Да, мы с женой назвали ее Палина – это производное от наших имен: Павел и Алина. Сына зовут Павел – он продолжает династию Буре. А младшая дочь – Анастасия.

Вы балуете своих детей?

Конечно, балую. Но я пытаюсь донести до них простую мысль – если ты хочешь что-то получить, это надо заслужить. Сделай то, что можешь: маме помоги, что-то нарисуй, пятерку принеси...

Вы хотели бы, чтобы они профессионально занимались спортом?

Не уверен. Пусть сами решают. Сын встал на коньки в два года – была такая возможность. Вот как меня когда-то родители брали в бассейн, так и я Павла – на каток. Ему сейчас почти восемь, он тренируется. Я как родитель могу его направить, подсказать – что хорошо, что плохо. А дальше он будет сам решать, как я уже говорил, здесь заставлять не получится. Сыну пока нравится.

Вот уже два года вы являетесь амбассадором группы «СМП Банк». Как возникло такое сотрудничество? Как сошлись звезды?

Я давно знаком с СМП Банком, и причинно-следственная связь тут как раз правильная. Сначала убедился в том, что это мой банк, и только потом стал его амбассадором, а не наоборот, как это часто происходит в жизни. Я уже длительное время пользуюсь услугами и как розничный клиент, и как предприниматель. Меня все устраивает полностью, так почему не стать лицом хорошего бренда? Кроме того, в рекламе я много говорю о том, что в жизни для меня самое приоритетное – это моя семья. Так что звезды правильно сошлись.

My Way благодарит Клубный дом Kuznetsky Most 12 by Lalique за помощь в проведении съемки.

Интервью с бизнесменами, артистами, путешественниками, спортсменами и другими известными личностями вы можете найти в MY WAY.

Текст: Людмила Буркина

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

ФОТО: VENDEEGLOBE.ORG

Опасная гонка Vendée Globe, или Женщины в океане

В нынешнее время тотальных карантинов, когда почти все яхтенные события были отменены, гонка Ve...

ПОДРОБНЕЕ
ФОТО: ВЛАД ЛОКТЕВ

Марианна Сардарова: «Фонд не мода, а настоящее увлечение»

Об истоках коллекционирования увлеченные собиратели искусства обычно говорят две вещи – «все ро...

ПОДРОБНЕЕ