Павел Лычников: «Если повезет, то встретится синяя птица» – MyWay

Павел Лычников: «Если повезет, то встретится синяя птица»

Актер Паша Личникофф, как его зовут в Голливуде, перебрался в Штаты почти 30 лет назад. Сегодня в его портфолио десятки заметных ролей в сериалах и фильмах, которые смотрят во всем мире: от «Полиции Нью-Йорка» и «Крепкого орешка» до «Дэдвуда» и «Сибири». Для отечественного зрителя он прежде всего драгдилер Космос из «Родины» и Миша Буддист из «Физрука». MY WAY расспросил Павла Лычникова о том, что привело его в Лос-Анджелес, насколько тернистым был этот путь и собирается ли он чаще сниматься в России.
«Родина» (2015). ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПАВЛОМ ЛЫЧНИКОВЫМ

«Родина» (2015). ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПАВЛОМ ЛЫЧНИКОВЫМ

Павел, признайтесь, в чем разница между Киану Ривзом и Дмитрием Нагиевым? И с тем и с другим вам довелось работать на одной площадке.

Один и второй – оба крутые актеры. Проще сказать, что их объединяет. Это харизма и смелость. Смелость у актера проявляется не в дерзости, наглости или хамстве, нет. А в том, как он работает, как решает свою роль. В этой профессии ты не можешь быть несмелым, как это произошло с некоторыми моими коллегами. Они дали собой управлять, и теперь их игру игрой не назовешь, это что-то зажатое в одном измерении. Их жалко. Ни Киану, ни Дима жалости не вызывают. То же самое можно сказать о Шэрон Стоун, с которой мы играли вместе в сериале «Закон и порядок: Специальный корпус». Она очень смелая женщина, смелая актриса.

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПАВЛОМ ЛЫЧНИКОВЫМ

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПАВЛОМ ЛЫЧНИКОВЫМ

И в обычной жизни такая же красивая, как в кино?

О, она великолепна!

Вы родились в Москве, провели здесь детство, юность. Решение уехать в США пришло в начале 1990-х. Вряд ли оно было спонтанным?

Будете удивлены, но почти так и было, хотя думал я об этом много, потому что как-то разочаровался: я снялся в нескольких фильмах, посмотрел их и понял, что вообще не хочу этим заниматься. Такое советское перестроечное жуткое кино. Помню, однажды вышел на балкон, смотрю на церковь, настроение отвратительное, и вдруг колокола как зазвонят... Я понял, что это «по мне звонит колокол», то есть нужно, чтобы я принял свое решение. И 13 августа 1991 года я улетел, за несколько дней до путча.

Как вас встретил Нью-Йорк? Там вас ждал кто-то?

У меня были знакомые, как мне казалось. Но когда я стал им звонить, то вообще никого не смог найти. Первую ночь провел в аэропорту. А утром ко мне подошел человек и участливо поинтересовался, почему я такой уставший. Я ему на пальцах объяснил ситуацию. Он мне сразу сказал: «Слушай, так Брайтон-Бич тут рядом!» Дал карту, пару жетонов на метро, рассказал, как ехать, но я все равно заблудился и, мама родная, уехал в Гарлем. На Брайтоне оказался только в районе пяти вечера.

Работу нашел на следующий день. Это был ресторан «Одесса».Там приходилось мыть посуду и пол, бегать из подвала на кухню с ящиками свеклы и морковки, таскать посуду. Работал я по 14–17 часов, платили $25 за день. Представляете, каково это для человека, который раньше тяжелее карандаша в руках ничего не держал, ГИТИС закончил, папа профессор. Когда через три недели меня, такого замечательного, обвинили в том, что я выпил их водку (этого, само собой, не было), я не выдержал, и все это безобразие закончилось.

С Киану Ривзом. ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПАВЛОМ ЛЫЧНИКОВЫМ

С Киану Ривзом. ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПАВЛОМ ЛЫЧНИКОВЫМ

До дебюта в «Полиции Нью-Йорка» оставалось еще лет пять. Что же с вами было дальше?

Мне рассказали, что на Манхэттене есть ночлежка от Русской православной церкви. Я туда пришел, познакомился с митрополитом Иларионом, главой Русской зарубежной церкви, и еще с одним удивительным человеком, бывшим ирландским моряком, который перешел в православие, выучил русский, купил за свои деньги дом и сделал в нем ночлежку для русских эмигрантов-мужчин. Основное правило было – поднимаешься в шесть утра, моешься и дуешь в город искать работу. Месяцев шесть-семь я там жил, потом мы с товарищем сняли квартиру. Постоянной работы не было, и чего я только не делал: и такси водил, и менеджером в ресторане был.

«Однажды вышел на балкон, смотрю на церковь, и вдруг колокола как зазвонят... я понял, что это «по мне звонит колокол»

К актерской профессии вернуться хотелось?

Честно говоря, до какого-то момента я об этом не думал. А потом проснулся и почувствовал себя очень несчастным, потому что ехал-то я сюда с целью быть актером, и не попробовать поработать в Голливуде для меня было странно. Решил: поеду в Лос-Анджелес.

И каким он вам показался?

Помню, что случайно заехал в Вествуд, было уже темно, я вышел из машины, и мне понравился запах. Я гулял и все не мог понять, чем это пахнет, а утром увидел гигантские эвкалиптовые деревья и понял, что хочу жить здесь. Чем еще мне понравился этот район – в нем много молодежи. Потом выяснилось, что это территория Калифорнийского университета и там можно было взять курсы по разным специальностям, в том числе актерского мастерства. Когда я листал их буклет, узнал на фото Джонатана Бэнкса. «Во все тяжкие» смотрели? Помните лысого деда, который появляется во втором сезоне? Это был он. Дай-ка, думаю, куплю этот курс, уж Бэнкс мне точно что-нибудь да расскажет. Так и получилось. Он меня и вдохновил, и направил. Вот его слова: «Не верь никому, кто скажет тебе, что что-то невозможно. Скажет – гони его подальше и иди в свою сторону».

«Физрук» (2016). ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПАВЛОМ ЛЫЧНИКОВЫМ

«Физрук» (2016). ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПАВЛОМ ЛЫЧНИКОВЫМ

Как вам это пригодилось в Лос-Анджелесе?

В американском кинематографе есть такая штука – чтобы сниматься в нормальном кино от больших студий, ты должен быть в профсоюзе, а чтобы быть в профсоюзе, ты должен сниматься в этом кино. Вот такой замкнутый круг. Как его разорвать? Первый способ – через массовку. Если повезет, тебя выдернут из толпы, чтобы ты в кадре сказал слово «хай», например. За это ты получишь ваучер, и набрать их нужно три. Я попробовал пойти этим путем, но не выдержал. Способ второй – ты идешь на пробы, и если продакшн-компания тобой заинтересуется, она напишет письмо в профсоюз – мол, мы тут просмотрели сто человек на эту роль, и это тот единственный, кто пришелся ко двору. В моем случае сработал второй способ. Правда, для этого пришлось перелезть через забор.

Это как же?

Было такое шоу «Полиция Нью-Йорка» – из Москвы много ребят приехало пробоваться. Я нашел странички с ролью, выучил ее, отрепетировал, прихожу к проходной 20th Century Fox, говорю: «Я актер такой-то». Они отвечают: «Отлично, только тебя в списке нет». Я отошел от шлагбаума, а там – невысокий заборчик. Перелез через него, нашел кастинг-директора, объяснил, кто я, как здесь оказался, и спросил, почему бы им меня не посмотреть. Он разрешил. Я зашел, прочитал текст и потом только понял, как мне удивительно повезло: обычно на кастинге сидит один продюсер, один режиссер, один кастинг-директор и ассистент, который все записывает. А тут собралась вся команда. В том числе Дэвид Милч. У него моя история с забором связалась с историей его бабушки, которая бежала из Одессы после погромов, – она сама пробралась на корабль и уехала в Америку, представляете? Потом Дэвид стал моим другом. Он написал для меня главную роль еще в одной серии «Полиции Нью-Йорка», он же привел меня в сериал «Дэдвуд», благодаря которому у меня уже по настоящему все пошло на лад.

«Дэдвуд» (2006). ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПАВЛОМ ЛЫЧНИКОВЫМ

«Дэдвуд» (2006). ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПАВЛОМ ЛЫЧНИКОВЫМ

Такое ощущение, что вас всюду ангелы-хранители сопровождают. Вы в судьбу верите?

Моей маме, когда я в детстве что-то вытворял, так и говорили: «У вашего Павлика хорошие ангелы-хранители». Ну а по поводу судьбы… Как бы да, все, что должно случиться, случится. Но если лежать на диване, то точно ничего интересного не произойдет. Если бы я тогда не перелез через забор, наверное, все у меня было бы, как у многих. Раз-два-три, и назад в Россию.

Но вы поддерживаете связь с Россией – играли у Петра Буслова в «Родине», потом был «Физрук». В Америке вам часто достаются роли плохих парней из Восточной Европы, вы не думали о том, что в отечественном кино у вас больше шансов проявить себя в других амплуа?

Да, конечно. Знаете, я очень бы хотел сыграть простого человека. Таких играл Олег Даль, скажем. Он их делал непростыми. Ведь когда ты играешь какого-нибудь полковника ФСБ или бандита, в этом уже заложен экстрим, уже есть от чего прыгать. А поди-ка сыграй человека с логарифмической линейкой в руках, да так, чтобы от него оторваться было нельзя! Вот это, пожалуй, мне было бы безумно интересно.

С режиссером Петром Бусловым. ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПАВЛОМ ЛЫЧНИКОВЫМ

С режиссером Петром Бусловым. ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПАВЛОМ ЛЫЧНИКОВЫМ

И напоследок вопрос не совсем про кино – куда бы вы отвели лучшего друга, который в первый раз оказался в Лос-Анджелесе?

В каньоны Малибу, конечно, которые сейчас, к сожалению, горят. Вы слышали, наверное? Там есть такая дорога, ведущая к вершине, и когда на ней оказываешься, перед тобой – бескрайний океан. Сногсшибательное зрелище! И если повезет, то может встретиться синяя птица, птица удачи. Она быстрая, такая прямо – вжууух, как пуля летит. Кстати, ее мы с моим другом режиссером Петей Бусловым видели там дважды.

Интервью с бизнесменами, артистами, путешественниками и другими известными личностями вы можете найти в My Way.

Текст: Елена Сыроватченко

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

«Призрачная нить» (2017). ФОТО: ALAMY/ТАСС

Молодые звезды Голливуда: кто они?

Об этих актерах и актрисах мало кто слышал пару лет назад, но в 2018-м все только о них и говор...

ПОДРОБНЕЕ

Александр Суменков: «Масло нероли вообще переживает в последнее время ренессанс»

Блогер и основатель компании SUMENKOV parfumeur Александр Суменков о трендах и новых ароматах с...

ПОДРОБНЕЕ