Пьер Броше: «Россия – это место встречи»

Пьер Броше: «Россия – это место встречи»

Пьер Броше уже 20 лет живет в России, собирает современное русское искусство, изучает российскую культуру и знакомит с ней не только иностранцев, но прежде всего самих россиян. Господин Броше рассказал MY WAY о том, что ему импонирует в нашей стране, и о том, как родилась идея фильма о путешествии Александра Дюма.
Пьер Броше

ФОТО: Дмитрий Коротаев/Коммерсантъ

Пьер Броше, издатель и коллекционер, родился во Франции, учился в Оксфорде и Дюссельдорфе, работал в Германии и Швейцарии, в начале 1990-х обосновался в России. С тех пор он издает на русском путеводители «Le Petit Fute», собирает коллекцию постперестроечного русского искусства «Made in Russia», устраивает выставки. Кроме того, с 2013 года ведет передачу на телеканале «Культура», посвященную традициям народов России.

Пьер, вы жили, учились и работали в разных странах, прежде чем оказались в Москве. Собственно, рабочий проект – создание издательского дома «Авангард» – и привел вас в Россию. Но по- чему вы так надолго здесь задержались? Да, вы здесь женились. Но ведь вы могли с женой жить и во Франции.

Я мог ехать куда угодно. Есть много других прекрасных стран. Почему я здесь остался? Такая судьба.

Вы отвечаете чисто по-русски. А разве ваш выбор не играл роли? Это фатальное стечение обстоятельств?

Да нет. Я свободный человек и делаю то, что мне нравится. Я всегда так жил и здесь. Это не значит, что все было просто. Начало 1990-х – это были достаточно мутные годы. Но я быстро нашел друзей, круг общения, и именно это, скорее всего, меня здесь задержало. А потом мы ста- ли активно развивать наше издательство, выпускать путеводители, и я начал очень много путешествовать. И я остался, потому что чувствовал, что каждый раз, когда я путешествую, то открываю что-то новое для себя. В Европе вам не часто случается первым открыть какой-то регион. А в России – совсем другое дело.

Пьер Броше

Пьер Броше на фоне работы Георгия Гурьянова «Кентавры»

Думаю, вы знаете Россию гораздо лучше, чем даже многие заядлые путешественники. Есть ли какие-то места, которые произвели на вас особенное впечатление?

Их много. Чукотка, Алтай, Тува. Я очень люблю регионы Сибири. Люди, которые там живут; художники, которые там работают; какие- то объекты – каждый раз бывают новые находки. И я открыт к ним. Меня интересует не только современное, но и традиционное искусство, и археология, и этнография, и антропология, и языки. И в этом плане Россия очень интересна. Конечно, есть и другие страны, где присутствует очень много народов и языков. Например, в Индонезии, если не ошибаюсь, около 1100 разных этносов и около 750 языков. Но представители этих народностей выглядят более-менее похоже и живут плюс-минус в одних и тех же климатических условиях. А в России этот разброс – культурный и климатический – огромный. И это уникально.

Говорят, чтобы понять страну, нужно изучать ее культуру. Что это конкретно значит для вас?

Нужно говорить на русском языке, читать книги, встречаться с разными людьми, представителями разных этносов, слушать разные мнения. Ведь истории как таковой не существует, есть разные точки зрения, разные возможности рассказать об одном и том же событии. Надо всегда смотреть под разным углом. Я часто говорю, что мне нравится общаться с художниками, потому что когда все плывут по течению, они находятся на берегу. Я предпочитаю так же, как художники, смотреть на события, на людей, на культуру и так далее – со стороны. И главное – получать от этого удовольствие. Я не ученый. Для меня изучение русской культуры – это в первую очередь удовольствие. Понятно. А что вызывает ваше неудовольствие или раздражение? Чего вы не можете принять в России? Знаете, в 1980-х годах во Франции царило такое настроение, смысл которого можно передать словами «мы не видим свет в конце тоннеля». Эта глобальная, мощнейшая идея меня так сильно раздражала, что я подумал – лучше жить в стране, где вообще все непонятно, где есть нечего, но где люди, тем не менее, веселые. Такой была Россия в конце 1980-х – начале 1990-х. Конечно, были очень тяжелые моменты, но общая атмосфера и общее мнение о том, что будет происходить завтра, были намного оптимистичнее, чем во Франции.

Пьер Броше

Сергей «Африка» Бугаев. «Парный портрет Гусинского и Березовского в момент продажи остатков родины». 2000 г.

Ситуация, конечно, сильно изменилась. Сейчас Россия другая. И это связано со многими факторами, в том числе и с определенным психологическим комплексом. Если в начале 1990-х очень многие комплексовали из-за того, что они нигде не путешествовали, то сейчас уже этого нет. Сегодня большинство россиян считает, что весь мир их ненавидит. Что далеко не правда. Вот эта паранойя меня чуть-чуть раздражает. Я думаю, что большинство людей в мире в принципе не интересует эта тема.

Какое, по-вашему, отношение имеет Россия к Европе? Являет ся ли она ее частью?

Мне кажется, что Россия – это место встречи запада с востоком. Причем чтобы почувствовать это, не надо далеко идти. Можно просто путешествовать по Волге – через Чувашию, Марий Эл, Татарстан. Это абсолютно не конфликтная страна. Она как агора, где собрано очень много разных культур, разных мнений, разных языков, разных религий. Вот это смешение и есть Россия. Меня очень интересовало, какое отношение к России было в Европе в XIX веке, особенно после 1812 года, когда русские появились в Париже. Они создали достаточно странный, негативный имидж России. Потом его усилили журналисты и писатели. Это, естественно, маркиз де Кюстин и Жюль Мишле. Но был человек, который в XIX веке менял этот образ, причем кардинально. Это Александр Дюма. В то время как Мишле вообще не был в России и свое мнение составил благодаря полякам, а де Кюстин в основном общался с российской аристократией и мало общался с простыми людьми, Дюма путешествовал по Волге. И в рамках этого путешествия он встречался с самыми разными людьми и очень хорошо описывал свои впечатления, свои открытия. Я как раз готовлю об этом документальный фильм. Сегодня Россия опять получила достаточно негативный имидж. И мне кажется, что пора ломать этот стереотип – что Россию не понять. Для того чтобы понять, надо общаться с людьми и пытаться уловить особенности их культуры.

 

О самых интересных выставках, концертах, аукционах и других значимых событиях из мира искусства читайте в MY WAY.

Текст: Людмила Буркина

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Денис Груздев: «После 25-ти нити показаны всем»

Денис Анатольевич Груздев - учредитель сети «Клиника доктора Груздева» в СанктПетербурге, пласт...

ПОДРОБНЕЕ
архив Александрова и Орловой

Александр Добровинский: «Память намного важнее, чем деньги»

В октябре на Франкфуртской книжной ярмарке известный адвокат и страстный коллекционер Александр...

ПОДРОБНЕЕ