Пьеро Лиссони: «В Москве особенный свет»

Пьеро Лиссони: «В Москве особенный свет»

Всемирно известный итальянский архитектор и дизайнер сейчас работает над комплексом апартаментов Roza Rossa в Москве. Мы встретились с Пьеро Лиссони в его студии Lissoni Associati в Милане: ряды чертежных столов, макеты проектов, графические эскизы, терраса с цветами, просторный рабочий кабинет с панорамными окнами. Все это необыкновенно созвучно его хозяину, который в свои 62 тонко чувствует запросы современного мира. Он интеллектуал и немного денди, очень легкий в общении, но без потери строгости.
Фото: lissoniassociati.com

Фото: lissoniassociati.com

В чем заключается принципиальное отличие проектирования частных пространств от общественных?

Начнем с того, что я архитектор, а архитекторы обязаны знать множество вещей, например, как проектировать офис, гостиницу, дом, виллу, апартаменты и т.д. И, создавая эти пространства, необходимо учитывать две главные особенности. Во-первых, то, что срок службы у общественных пространств совсем не такой, как у частных. Во-вторых, нужно помнить, что ни один дом никогда не будет схож с гостиницей, и наоборот. Почему? Ответ прост. Отель – место, куда заезжают на несколько дней или даже часов, а в доме живут. Если же говорить об офисах, то это уже другая история. Здесь люди проводят большую часть своей жизни. Да, она отличается от жизни дома, но все же это жизнь, просто другая ее грань, общественная. Очень важно учитывать эти особенности и понимать различия. Я никогда это не смешивал и не путал.

ПЬЕРО ЛИССОНИ
Архитектор, промышленный дизайнер и декоратор, основатель и глава студии Lissoni Associati. Под его руководством спроектированы десятки знаковых проектов отелей, офисов, театров, резиденций, яхт, вилл в разных странах мира. Он создает дизайн предметов интерьера для таких брендов, как Alessi, Cappellini, Cassina, Fantini, Flos, Kartell, Knoll, Poltrona Frau, Porro и пр. Лауреат многочисленных премий.

Каким вы себе представляете идеальный проект отеля?

Oberoi Hotel & Resort, Al Zorah в Аджмане, ОАЭ. Фото: lissoniassociati.com

Oberoi Hotel & Resort, Al Zorah в Аджмане, ОАЭ. Фото: lissoniassociati.com

Для меня вообще не существует идеальных проектов, так же как и в жизни нет идеалов. Реальность такова, что, если копнуть поглубже, в любом проекте всегда можно найти какие-то ошибки, недочеты. И потом мне не нравится идеальность, я предпочитаю неправильность – когда несовершенство или нестандартность может развиться и перерасти в прекрасное решение для будущих проектов. Отель должен быть функциональным во всех смыслах, обязательно красивым и абсолютно дружелюбным. Допустим, завтра я начну новый проект отеля, учту в нем весь свой опыт и знания и непременно допущу недочеты, чтобы обнаружить и предвидеть их в будущем. И так будет продолжаться бесконечно, потому что в мире никогда не будет создан совершенный отель, так же как никогда не будет ничего идеального. У совершенства нет предела, в этом и заключается природа проектирования и дизайна.

Вы создали много проектов, все они разные, с разным характером, функциями, стилем. Но их объединяет фирменный почерк вашей студии. Как бы вы его охарактеризовали?

В профессиональных кругах о нас говорят как о студии, которая движется и развивается в мире минимализма. Но это не совсем правда. Я не могу согласиться с таким ярлыком. Меня нельзя ассоциировать с абсолютным минимализмом только потому, что мне нравится концепция простоты. Доказательством может служить хотя бы то, что мне также очень интересно заниматься декором пространства. И это две вещи, которые не соприкасаются, а если и пересекаются в чем-то, то совсем чуть-чуть. В моей студии работают архитекторы, которые проектируют актуальные решения для современной реальности. Мы никогда не повторяемся и не обращаемся к прошлому. Нам важно быть здесь и сейчас. Мы архитекторы, которые постоянно ищут новые решения, чтобы создавать максимально чистые, простые и в то же время очень элегантные проекты.

Conservatorium Hotel Amsterdam. Фото: lissoniassociati.com

Conservatorium Hotel Amsterdam. Фото: lissoniassociati.com

Какая работа вам более интересна: создание новых объектов или реконструкция строений с историей?

Думаю, архитектору практически невозможно решить заниматься только проектированием новых зданий или только реконструкцией старых. Архитектор должен уметь делать все. Иногда мне нравится создавать абсолютно новое, а иногда я получаю удовольствие, когда мне удается сохранить историю старого строения и, что то в нем трансформируя, давать ему новую жизнь, созвучную с современной реальностью. Так что у меня нет приоритетов.

А как вы выбираете партнеров или заказчиков?

Я обычно не обращаю внимания на то, что лежит на поверхности, я всегда ищу то, что скрыто. У нас очень человеколюбивая профессия, она находится между наукой, технологией, созиданием, искусством и гуманизмом.

Conservatorium Hotel Amsterdam. Фото: lissoniassociati.com

Conservatorium Hotel Amsterdam. Фото: lissoniassociati.com

Выбирая партнера, я останавливаюсь на том, у кого в той или иной степени присутствует культура гуманизма. То есть он должен знать немного поэзию, немного технологию, немного литературу и немного искусство. Ведь если бы все это не составляло нашу жизнь, то она была бы наискучнейшей, – то же касается архитектуры и дизайна. Мне абсолютно неинтересно то, насколько заказчики знамениты, богаты, сколько они мне предлагают и насколько масштабен их проект. Единственное, что должно быть, – это симпатия. В нашей работе происходит постоянный контакт. И если мне не нравится партнер или заказчик, то мы просто не сможем вместе работать и создавать.

То есть все начинается с симпатии и дальше идет от сердца?

Да, в этом смысле мы похожи на русских. Эмоциональная сторона очень важна для нас. Если нет эмоционального и человеческого контакта, то нет смысла работать вместе. Для меня точно.

Отель The Middle House в Шанхае. Фото: lissoniassociati.com

Отель The Middle House в Шанхае. Фото: lissoniassociati.com

Вы бывали в России и проектировали в нашей стране. Что вы можете сказать о российской культуре?

Российская культура – это целая вселенная. В Италии мы немного изучаем ее в школе. Я начал познавать ее через произведения русских писателей, композиторов, через балетные постановки и, конечно, через архитектуру. Например, что касается современного искусства и модерна, то во многом эти направления зародились в начале ХХ века именно в России. Вспомнить только великого русского авангардиста Александра Родченко, чьи произведения во многом повлияли на модернизм. А как велика роль русских композиторов в мире музыки, писателей и поэтов – в мире литературы... Мне очень нравятся произведения Шостаковича и романы Достоевского. Россия – это важнейшее ребро в костяке мировой культуры всего человечества. Это страна с величайшей культурой и огромным потенциалом, именно поэтому мне нравится там работать. И всем стоит помнить, что Россия – это не только Красная площадь, это еще и страна с современной историей.

Внутренний двор Roza Rossa. Фото: lissoniassociati.com

Внутренний двор Roza Rossa. Фото: lissoniassociati.com

Ваш первый масштабный проект жилого комплекса в России, для которого вы создали абсолютно все, от фасада до мебели и дверных ручек, – это Roza Rossa девелоперской компании KR Properties. Расскажите о нем.

Комплекс Roza Rossa – очень интересный проект, уникальный для Москвы, созданный для избранных. С одной стороны, он, как обособленный остров, и в то же время он интегрирован в город и неотделим от его ритма и архитектуры. Идеей KR Properties было объединение в едином пространстве комплекса апартаментов, отеля с магазинами, ресторанами и барами. В итоге это стало одной из главных особенностей Roza Rossa. Его площадь не очень велика, как и полагается элитарному острову, который позволяет своим обитателям переосмыслить свою жизнь в мегаполисе.

Фасад комплекса апартаментов Roza Rossa в Москве. Фото: lissoniassociati.com

Фасад комплекса апартаментов Roza Rossa в Москве. Фото: lissoniassociati.com

Проектируя его, мы обращались к стилю жизни квартала, но с очень точным позиционированием и целями. Таким образом, получилась функциональная двойственность, с одной стороны – сервис и комфорт отеля, с другой – частная резиденция. Это как два абсолютно разных качества, которые не могут слиться в единое целое, но могут гармонично существовать рядом. Они оба доминантны, оба лидеры, но они не борются, а, наоборот, образуют равноправный и очень эстетичный союз, как в танго. Все это и есть Roza Rossa. А еще Roza Rossa – это сочетание современной России с архитектурным наследием Советского Союза (сохранен фасад здания эпохи конструктивизма и индустриализма начала XX века) и с западным взглядом на комфорт, функциональность и эстетику, которые присутствуют в проекте максимально и выражены в минимализме. По сути, это прекрасная архитектурная авантюра и очень хороший комплекс.

Расскажите об отличительных чертах фасадов. Чем обусловлен их облик?

Архитектура пространства является значимым проектом эпохи конструктивизма, поэтому мы очень деликатно подошли к интеграции в него новых строений. Новые здания должны быть новыми. Для них я выбрал лаконичные геометрические формы и фасады с большими панорамными окнами. Что, с одной стороны, позволило их органично вписать в архитектурный ансамбль, а с другой – сделать прекрасный вид изнутри и дать максимальную возможность свету проникать в помещения. Хочу отметить, что в Москве особенный свет. В какие-то моменты он очень холодный, резкий, пронзительный, в какие-то – может быть очень деликатным и даже нежным.

Интерьер Roza Rossa. Фото: lissoniassociati.com

Интерьер Roza Rossa. Фото: lissoniassociati.com

Комплекс Roza Rossa спроектирован с учетом этой особенности и с уважением к свету. Также мы учитывали то, во что «одета» столица. В основном здания облицованы кирпичом и камнем. Мы искали разные приемы, чтобы быть в гармонии с городом. В итоге получился комплекс преимущественно из камня, металла и стекла, некий западный модерн, в котором учтены особенности истории и архитектуры района Хамовники.

А что вы можете сказать об интерьерах?

Они элегантны, в них есть все необходимое и нет ничего лишнего.

Шезлонг Eda-Mame для B&B Italia. Фото: lissoniassociati.com

Шезлонг Eda-Mame для B&B Italia. Фото: lissoniassociati.com

Вы мечтатель?

В моей профессии необходимо быть немного мечтателем. По-другому – нет надежды. Но мечты – не всегда прекрасные сны, иногда это кошмары. Поэтому надо уметь мечтать и знать, где светлая сторона креатива, а где темная. При этом необходимо воображать разные вещи, иногда даже те, что невозможно реализовать. Дело в том, что воображение переносит тебя за пределы возможного и в итоге приводит к созданию нового. Это лежит в основе.

Интервью с бизнесменами, артистами, путешественниками и другими известными личностями вы можете найти в My Way.

Текст: Диана Беер

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Ирина Пономарева: «Мы понимаем своих клиентов»

Руководитель «Ингосстрах Exclusive» рассказывает, как создается премиальный сервис для состояте...

ПОДРОБНЕЕ
Фото: Антон Демидов

Евгений Асс: «Я сторонник индивидуализма»

Какую роль в современной жизни играет архитектура, почему ее азы нужно преподавать в начальной ...

ПОДРОБНЕЕ