Руслан Закиров: «Я словно вернулся в детство»

Руслан Закиров: «Я словно вернулся в детство»

Сын военного, выпускник Авиационного училища, Академии гражданской авиации и Академии госслужбы, Руслан Закиров мог бы все еще оставаться военным летчиком, стать главой авиакомпании или служить чиновником. Но судьба, пренебрегая вводными, распорядилась иначе – направив его к берегам Доминиканы, где он учит людей покорять волны и быть счастливыми.
ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕНО РУСЛАНОМ ЗАКИРОВЫМ

ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕНО РУСЛАНОМ ЗАКИРОВЫМ

Руслан, а вы помните свою первую встречу с Доминиканой?
Прекрасно помню. Это было в 1999 году, я запланировал поездку в Азию с друзьями, но был страшный грипп в Москве, они свалились, а одному туда мне никак не хотелось. У меня тогда была своя туристическая компания, я пришел к девчонкам посоветоваться, и они говорят: «Летите в Доминикану!» Хорошо, давайте слетаем, посмотрим – Карибы, как факт, мне нравились с детства, из серии книг о капитане Бладе, и я там еще не был. Летели долго. Когда самолет подруливал, я уже стоял у двери, с бортпроводницами разговаривал, хотелось выйти скорее.

И вот, открывается дверь, я вижу кусочек океана – и на меня такой накат теплого воздуха! И вдох! То есть – любовь с первого вдоха, и сразу улыбка, которая весь отпуск с лица не сходила. Те две недели пролетели как один день… Знаете, бывает такое, когда ты вдруг ловишь свою географию в каком-то месте.

Серфингом вы тогда уже увлекались?

Я всегда был человеком активным, занимался спортом, и когда появлялись какие-то новые веяния, старался к ним приобщиться. Виндсерфингу я учился в Хургаде еще в 90-х, там же и заболел всей этой историей. Потом у нас была одна из первых школ по вейкборду в Строгино, на спасательной станции. И, конечно, я мечтал попробовать настоящий волновой серфинг. Однако в Доминиканской Республике тогда я оказался случайно, без подготовки, и мне просто понравилась сама страна. Настолько понравилась, что когда я вернулся в Москву, то сразу решил полететь туда снова. Во второй раз приехал уже на месяц, взял машину, поехал по острову смотреть, как тут и что, и, добравшись до северного побережья, нашел то самое место, которое уже почти 20 лет является базой школы La Preciosa.

ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕНО РУСЛАНОМ ЗАКИРОВЫМ

ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕНО РУСЛАНОМ ЗАКИРОВЫМ

Часть побережья Доминиканы омывает Атлантический океан, а часть – Карибское море. Есть между ними разница?

Да, мы выше и фронтом стоим на север. По сути, находимся в открытом океане. Здесь скалистый берег с разрывами между скал, где прячутся пляжи с желтым песком и небольшими заливами. А карибская часть – это беленький песочек, мель, морские звезды, наклоненные пальмы, вода спокойная. Нет этого прибоя, рокота, дыхания. Океан, он же дышит, рокочет, пульсирует как живой огромный организм, а море, оно для меня плещется.

Как пришла идея создать школу серфинга? Ее название означает «Сокровище»?

Тут ведь когда-то обитали буканьеры – пираты, они огнями заманивали на мели корабли и грабили их, так что сокровищ огромное количество спрятано, и мы надеемся, что когда-нибудь случайно на них наткнемся (смеется). Ну а идея самой школы пришла как… Было это 20 февраля 2002 года, мы сидели с друзьями – с дизайнером Денисом Симачевым и писателем-путешественником Максимом Привезенцевым – и думали, чем займемся, дом тогда я уже купил. И вот я говорю: «Слушайте, а может, откроем русскую школу серфинга? Таких еще в мире нет, а база у нас есть, споты серфовые тоже». Мы тогда посмеялись, но постановили попробовать. Было мнение, что эта тема интересна, а вот знание и понимание, как это будет, пришли не сразу. Если честно, до сих пор не понимаю, как все это смогли! А начали с того, что сделали агентство недвижимости. Здесь было все понятно и просто: люди приезжают, покупают дома, землю, и ты получаешь за свою работу комиссию. Отсюда же пошли первые деньги, на которые мы докупили землю и начали развивать школу. Во всем мире обычная практика – люди арендуют место и делают школу, а у нас оно уже было в собственности.

«Начинающим серферам можно приезжать в Доминикану круглый год. Вода здесь очень теплая, и волны, чтобы учиться, есть всегда»

Вы и сейчас позиционируете La Preciosa как русскую школу. Значит ли это, что большинство ваших учеников из России?

Сначала, конечно, поехали знакомые, потом друзья знакомых и друзья друзей знакомых. Например, Илюша Лагутенко здесь был больше месяца со всей бандой, наши друзья. Помните такой альбом «Слияние и поглощение»? Он тут был закончен. Но «Первая русская школа серфинга» – это не название, это факт, определение. Мы были и есть первооткрыватели этого дела. Ну а сейчас к нам, естественно, приезжают не только русские, и русские не только из России. Из Европы очень много людей, из Америки, Канады, отовсюду, общее у них одно – готовность к серфингу. Миллионы молодых, сильных телом и духом ребят об этом спорте только мечтают, но лишь единицы подходят к линии прибоя, чтобы почувствовать эти трепет и дрожь. Дело даже не в том, что физически нужно быть готовым, это нужно хотеть. Многих девчат, которые приезжают к нам впервые и боятся, приходится за руку заводить в воду, потому что прибойные волны оказывают на людей определенное психологическое воздействие – если человек до этого видел только спокойное море, ему очень страшно, и от меня зависит, как он воспримет силу океанской воды.

Утренняя тренировка для новичков в школе La Preciosa. ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕНО РУСЛАНОМ ЗАКИРОВЫМ

Утренняя тренировка для новичков в школе La Preciosa. ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕНО РУСЛАНОМ ЗАКИРОВЫМ

У вас психолога штатного нет?

Я, как человек военный, прошел курс по психологии. Применяем полученные знания, без них никак. Для каждого нужно найти понятные слова, где-то после тренировки рюмочку рома налить, чтобы человек расслабился. В парах люди часто соревнуются между собой, тут я, естественно, поддерживаю девчат. Больше всего люблю заниматься с детьми, они самые благодарные. Самому маленькому моему ученику было 4 года, а самому взрослому – около 72-х. Но количество лет тут не так важно, важнее – желание! И для начинающих у меня есть одно обязательное условие – предварительный разговор, который начнется с вопросов про вес, рост, возраст. Под эти данные я дам программу, чтобы вы подготовились к первому заходу в воду.

Высота волн летом и зимой наверняка разная. Когда только учишься стоять на доске, это нужно учитывать?

Начинающим серферам можно приезжать в Доминикану круглый год. Температура воздуха здесь – 28–34 градуса, вода очень теплая, и волны, для того, чтобы учиться, есть всегда. Тем, кто уже спокойно берет волну, интереснее будет осенью, зимой. А может быть и так: если я вижу, что ты уже продвинутый серфер и многому у нас научился, то я сам скажу, что в следующий раз лучше ехать на волны посерьезнее, например в серф-трип на Мальдивы.

То есть серфинг тут отличается от аналогичного занятия в других частях света?

Если мы исходим из качества волны, то, естественно, номер один – это Индонезия. Волны в той части света стабильно хорошие. Поэтому, например, профессиональные спортсмены предпочитают тренироваться там. Но есть ведь и другие факторы... Например, лично мне латиноамериканские культура и эстетика ближе, чем азиатские. Испанский язык мне очень нравится, сами доминиканцы – простые, приятные люди, которые чем-то похожи на нас. Серьезно! Я сам татарин по национальности, и когда вижу, как две пожилые доминиканки между собой разговаривают, мне кажется, что это две татарские бабушки болтают. Моя семья приезжала сюда, я маме это показал, и она говорит: «Ну да, издалека можно перепутать» (смеется). То есть я даже рад, что, когда ехал сюда впервые, так сильно не болел серфингом и влюбился прежде всего в саму страну, в людей, в то, как они к тебе здесь относятся. И при этом мы смогли научить серфингу больше тысячи человек, в том числе тех, кто потом открыл свои школы на Бали и в других местах.

ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕНО РУСЛАНОМ ЗАКИРОВЫМ

ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕНО РУСЛАНОМ ЗАКИРОВЫМ

И именно вами была основана Федерация серфинга России. Насколько она актуальна, учитывая, что у нас не так много мест для покорения волн?

Так только кажется. У нас есть Сочи, Санкт-Петербург, Калининград или даже Владивосток и Камчатка, где температуры, конечно, не нежные, но волны бывают шикарные, наши ребята отлично показали это в фильме «Прибой»! Что касается Федерации серфинга, то в 2009 году, когда мы с Феликсом Паком, первым руководителем La Preciosa, только начали ее создавать, у нее была роль общественной организации, целью которой являлась популяризация серфинга на территории Российской Федерации. Для того чтобы подтвердить свой статус, мы должны были иметь около 50 подразделений в регионах, собрать людей. Работа была проделана большая, и у нас получилось, потому что те, кто катается на досках, они так или иначе все за серфинг! И сегодня мы уже не общественная организация, а реальная федерация, зарегистрированная в Министерстве спорта и принятая в олимпийскую семью. Ребята проводят четыре мероприятия в год в России и за рубежом, участвуют в международных соревнованиях, и это уже никого так не удивляет, как раньше. Помню, как Сережа Расшиваев, в то время президент Российской Федерации серфинга, впервые приехал в Панаму на международные соревнования ISA, и для журналистов само его появление было гораздо большим информационным поводом, чем победа какого-то там аргентинца или чилийца. Это было как, знаете, медведь на велосипеде. О, приехал русский! Где он там тренировался – на льдине, на лапте?!

«Я постоянно наблюдаю, как порой меняются люди, которые приезжают в Доминикану. спорт, живое общение, природа – и пелена как будто слетает»

Вернемся в Доминикану. Что такое хорошая волна здесь? И есть ли у местных серферов свой стиль катания?

Чистой волной считается та, что ломается в одном месте, и ты с этого места можешь ехать как в левую, так и в правую сторону. Чем она правильнее, выше и длиннее, тем она лучше. У нас в Доминиканской Республике волны от метра до трех, иногда перед ураганом или после они поднимаются до четырех-пяти метров. Но даже один метр – это немало, такая волна прилично толкает. Ну а что касается какого-то своего доминиканского стиля катания, то его нет. Единственное, из-за того, что волны быстрые и короткие, у тебя тут нет времени на раздумья, ты должен, оп – запрыгнуть и сразу ехать.

Руслан, Доминикану часто называют тропическим раем. А что эта страна для вас лично?

Я не могу быть объективным, я же влюбленный человек, и для меня это единственное место на Земле, такое, какого больше нигде нет. Ведь мне есть с чем сравнивать. Как сын военного, я жил в разных частях страны и за рубежом, уже закончив обучение, работал в Азии, Африке, Латинской Америке, на Ближнем Востоке. И нигде, никогда раньше не ощущал то, что в Доминикане, – я тут как бы вернулся в детство. Знаете, самое страшное в жизни мужчины, когда тот мальчишка с рогаткой и со сбитыми коленками, что живет внутри тебя, начинает исчезать – сначала становится меньше и меньше, а потом ты вообще перестаешь его видеть и слышать, забываешь, что он когда-то был. А мой мальчишка теперь со мной навсегда. И когда я, например, с молодыми 15–17-летними ребятами тренируюсь, я сам становлюсь таким же 17-летним, понимаете? И чудо это не только со мной тут происходит. Я постоянно наблюдаю, как меняются люди, которые сюда приезжают. Спорт, живое общение, природа – и пелена как будто слетает. Здесь ты понимаешь, что вот это стоит столько, а это столько, и не денег, а силы, упорства и дней твоей жизни.

Интервью с бизнесменами, артистами, путешественниками и другими известными личностями вы можете найти в MY WAY.

Текст: Елена Сыроватченко

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Илья Бачурин. ФОТО: ТАСС

Илья Бачурин: «Идет битва за время зрителя»

Кино- и телепродюсер, один из столпов отечественного развлекательного телевидения и соосновател...

ПОДРОБНЕЕ
ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ ВДНХ

Сергей Шогуров: «ВДНХ – это территория разнообразия»

Одна из знаковых московских достопримечательностей в августе отмечает свой 80-летний юбилей. О ...

ПОДРОБНЕЕ