Стелла Кесаева: «Любовь к прекрасному не исчезла»


Стелла Кесаева: «Любовь к прекрасному не исчезла»

В последние месяцы все культурные события переместились в виртуальную реальность. О том, как период изоляции отразился на деятельности арт-институций, MY WAY поговорил с президентом Stella Art Foundation, коллекционером Стеллой Кесаевой.
ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ

В период пандемии многие музеи и галереи перевели свою публичную активность в онлайн-режим. Как вы оцениваете этот формат? Выявились ли какие-то новые возможности или, наоборот, ограничения?

Вы знаете, я бы сказала, что онлайн-активность стала более стремительно развиваться и насыщаться событиями. До пандемии у всех крупных международных институций уже были прекрасные сайты и музейные интернет-магазины. Я слежу за деятельностью и американских, и европейских, и японских музеев онлайн и могу вас уверить, что трансляции дискуссий и виртуальные туры по экспозициям проходили там регулярно. Что касается аукционных домов, они давно уже активно развивают онлайн-торговлю. Правда одно дело купить на торгах бутылку дорогого вина, а другое – произведение искусства. Его надо, конечно, видеть, понимать, есть ли у тебя с ним эмоциональная связь. С другой стороны, если очень хорошо знать творчество художника, тогда можно, конечно, покупать и не глядя.

Спенсер Туник. «Невада». 1999 г. ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ

Мировая художественная жизнь поставлена на паузу?

Карантин, конечно же, стал очень серьезной преградой для международных проектов. Когда границы на замке, а мероприятие, куда приходят более 50 человек, называют массовым и оно запрещено, – сложно что-то планировать.

Как долго, по вашему мнению, может безболезненно продолжаться «арт-изоляция»?

Знаете, я считаю, что безопасность и здоровье людей – важнее всего. Сколько потребуется подождать, столько и подождем. Культура и искусство переживали разные невзгоды и катастрофы: войны и голод, эпидемии. Любовь к прекрасному не исчезла. В тяжелые времена также рождались великие произведения – вспомните, например, «Бедствия войны» Гойи или «Гернику» Пикассо. Я уверена, что мы станем только сильнее после «арт-изоляции».

Илья и Эмилия Кабаковы. Шарль Розенталь. «Женщина в шубе». 1929 г. 1998 г. ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ

По вашим наблюдениям, появился ли уже какой-то художественный отклик на нынешние события?

Знаете, пока эпидемия не носит художественный характер, скорее бытовой. Все люди перестраивают свою жизнь: будь то политик или художник, музейный сотрудник или рабочий на заводе. Но большинство продолжают заниматься своими профессиональными делами. Например, недавно куратор фонда Владимир Левашов беседовал онлайн с фотографом Сергеем Сапожниковым, чья выставка недавно проходила в Третьяковской галерее. На его фотографиях до карантина – безлюдные пространства. В период самоизоляции он продолжал снимать антураж своей квартиры и мастерской – и тоже без людей. В разгар эпидемии мы попросили художников, чьи работы находятся в коллекции Stella Art Foundation, прислать нам фотографии своих мастерских или рабочих мест во время самоизоляции для размещения в социальных сетях фонда. Откликнулись почти все. Олег Кулик качался в кресле-коконе на фоне своих скульптур, Андрей Монастырский прислал стол, заваленный книгами, Ирина Корина – мольберт рядом с дачным домом, Александра Галкина – себя в рукотворной маске с чашкой чая и т. д. Никакой трагедии на фотографиях не чувствовалось.

Юрий Альберт. Изображение карикатуры Ю. Ганфа («Обезьянничает»). 2001 г. ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ

А как изменилась жизнь Stella Art Foundation? В чем главные особенности нынешнего момента?

Мы заморозили до осени все международные проекты – рассматриваем их возможность только на будущий, 2021, год. Сотрудники самоизолировались на время разгара эпидемии COVID-19, но продолжали работать дома. Мы стали активно развивать наши социальные сети. Вспомнили программу бесед об искусстве под названием «Вечера в Скарятинском». Одной из ведущих стала моя старшая дочь Илона Кесаева. Она провела несколько очень интересных интервью: с директором Пушкинского музея Мариной Лошак, с Аленой Долецкой, с основателем Heritage Art Foundation Кристиной Краснянской, с директором Cosmoscow Маргаритой Пушкиной.

Поддерживаете ли вы какие-то инициативы? Готовите ли новые выставки?

В этом году мы доделываем ремонт в пространстве в Скарятинском переулке и будем показывать проекты российских художников. Мне кажется, это может быть очень интересно.

Дэмьен Херст. «Мода на рельефные вращения». 2010 г. ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ

Да, у нас есть план выставок, и мы его будем придерживаться, разве что заменим один европейский проект – российским. Мы откроемся, как только можно будет проводить массовые мероприятия, очень надеюсь, что это будет в сентябре или октябре. Первым нашим проектом станет инсталляция молодого и очень талантливого художника Романа Сакина под названием «Измерительные системы». Эту выставку можно назвать пророческой. В ней будет воссоздана странная обстановка квартиры, в которой встроены измерительные приборы. Хочу вам процитировать художника: «Есть одно дело, которое совсем почти не сделано, и это изучение устройства мира, но не так, как это делает наука, а как это может сделать только искусство. Для него нужны не объективные данные, а данные с точки зрения конкретного наблюдателя. Правильным будет поставить наблюдателя в центр Вселенной. Первая его задача – это измерить мир». Вот, пожалуйста, чем не размышления на тему самоизоляции и о том, как люди переживали ее?

«В тяжелые времена рождались великие произведения – вспомните, например, «Бедствия войны» Гойи. Я уверена, что мы станем только сильнее после «Арт-изоляции»

Что планируется в выставочном пространстве в башне «Меркурий»?

В башне «Меркурий» планирует открыть галерею и курировать выставочное пространство Илона. Она также планирует открыть Ilona Key Art Space в сентябре в рамках Cosmoscow. Первой выставкой станет проект Ольги и Олега Татаринцевых. На втором этаже Mercury Tower разместится ретроспектива этих замечательных художников, а на 40-м этаже будут представлены абсолютно новые работы, созданные специально для этой выставки.

В свою очередь наш фонд нацелен скорее на небольшие, но яркие проекты в залах в Скарятинском и на большие проекты в крупных российских и европейских музеях. Мы продолжаем делать то, что делали на протяжении 16 лет.

Алекс Кац. Портрет Стеллы Кесаевой. 2003 г. ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ

Как вы считаете, будет ли «отложенный спрос» на художественные впечатления, на приобретение предметов искусства?

Насчет того, что касается приобретения предметов искусства, – не уверена. Ведь покупки и продажи во время пандемии не прекращаются. Транспортные компании работают, коллекционеры активно покупают искусство. Я общаюсь с представителями аукционных домов, и они говорят, что ни в марте, ни в апреле, ни в мае не было затишья на рынке искусства. Активность была. Объем рынка уменьшился, безусловно, но движение не прекращалось.

Если же говорить о музеях и выставках, то, конечно, желание увидеть воочию произведения искусства будет. Например, я собираюсь после открытия границ поехать в Лондон, Париж, Вену, у меня в графике стоят крупнейшие ярмарки современного искусства, такие как Frieze Art Fair. Заодно мы планируем провести переговоры с музеями о совместных проектах.

«Ни в марте, ни в апреле, ни в мае не было затишья на рынке искусства. Объем рынка уменьшился, безусловно, но движение не прекращалось»

Получается, сейчас удачное время для пополнения коллекции?

Да, сейчас, если есть возможность, выгоднее покупать, чем продавать. Посмотрите, что было с нефтью. Спад спроса повлек за собой перепроизводство «черного золота». Все хранилища были заполнены, нефть отдавали чуть ли не даром. Если представить похожую ситуацию на рынке искусства – будет его «перепроизводство», и цены упадут. Конечно, в это время надо пробовать найти талантливых художников и покупать их работы по выгодным ценам.

А что будет с арт-рынком после окончания пандемии?

Я думаю, что цены в очередной раз скорректируются. Шедевры будут стоить дорого. Качественное искусство и громкие имена останутся в цене. А то искусство, которое спекулятивно повышалось в цене, конечно, будет ждать лучших времен. Иными словами, и Рафаэль, и Малевич, и Пикассо, и Уорхол будут оценены по достоинству. Коллекционеры из стран, чья экономика зависит от сырьевых рынков, типа России или государств Ближнего Востока, скорее всего, меньше будут тратить денег на искусство. Китай тоже вряд ли будет столь прибыльным. А вот в США и Европе все будет более-менее стабильно.

Интервью с бизнесменами, артистами, путешественниками и другими известными личностями вы можете найти в MY WAY.

Текст: Людмила Буркина

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ

Стелла Кесаева: «Любовь к прекрасному не исчезла»

В последние месяцы все культурные события переместились в виртуальную реальность. О том, как пе...

ПОДРОБНЕЕ
Трижды Герой Советского Союза, летчик, гвардии полковник Александр Иванович Покрышкин. 3 мая 1945 г. Фото: РИА Новости

Александр Покрышкин: путь к победе

Легендарный советский летчик-истребитель, «храбрый из храбрых», как назвали его в одном из нагр...

ПОДРОБНЕЕ