Владимир Голубев: «Это будет музей красоты» – MyWay


Владимир Голубев: «Это будет музей красоты»

Скоро на Рублевке появится Музей камня. Строит его Владимир Голубев, вице-президент и совладелец компании «Адамант». Наша встреча произошла в самом конце марта – когда в залах специально возведенного двухэтажного флигеля решались вопросы освещения экспонатов. Открытие музея – дело нескольких месяцев.
Рядом с композицией «Семь божественных дев» из нефрита. ФОТО: МИРОСЛАВ КУДРИН

Рядом с композицией «Семь божественных дев» из нефрита. ФОТО: МИРОСЛАВ КУДРИН

Сказать, что экспонаты будущего музея поражают, – не сказать ничего. Они просто бьют наповал. Одни – редким изяществом исполнения и удачно обыгранной фактурой материала, другие – необыкновенной чистотой и качеством природного камня, и все вместе – невероятными, едва ли не циклопическими размерами, удивительными даже для немалой территории загородного поместья. «На подступах» к флигелю (а общая площадь музейного пространства, которое развернется на трех его этажах, составит около 8 тыс. кв. м) под открытым небом высится большая скульптурная композиция из нежно-молочно-зеленого нефрита – вихрь несущихся лошадей словно задает тон и масштаб всему тому, что вскоре предстанет перед глазами изумленного посетителя.

Мастера Линь Эр-У и У Цзун-Дуань выполнили резьбу по камню куриной крови в 1941 г. ФОТО: МИРОСЛАВ КУДРИН

Собственно, с фигурок животных и началась когда-то эта необычная коллекция, объединившая и художественную резьбу по камню, и уникальные агрегаты природных минералов. Владимир Голубев всегда был неравнодушен к собакам (даром что уже несколько лет он занимает пост президента Российской кинологической федерации). Плюс ему всегда очень нравился нефрит. А поскольку нашему герою по бизнесу приходилось регулярно наведываться в Китай, то каменные статуэтки бульдогов, овчарок, мопсов и прочих четвероногих симпатяг неизменно становились данью его невинному увлечению.

20 лет китайский мастер создавал уникальный корабль из серпентина, длина которого составляет более 10 м

Постепенно «подтянулись» и другие, более крупные звери: лошади, львы, быки... «Как говорил мой товарищ, я коллекционировал дорогую сувенирку, – рассказывает Голубев, впрочем, без сожаления. – Я покупал, что видел, и исходя из тех возможностей, которые у меня были. Другого я не видел. Но я тогда другого и не купил бы. Потратил бы лучше на фарфор» (к слову, у Владимира Голубева давняя страсть к российскому императорскому фарфору, и сегодня его собрание эксперты Эрмитажа признают одним из самых значительных в мире).

Корабль, вырезанный из серпентина. ФОТО: МИРОСЛАВ КУДРИН

Вероятно, в один прекрасный момент количество перешло в качество или просто случилось чудо. Однажды, отправившись в Китай за партией грузовиков, в отдаленном горном районе Голубев обнаружил настоящие резные шедевры из нефрита, которые захватили его воображение и по-настоящему возбудили его коллекционерскую страсть. «Я приехал за машинами, а увидел эти камни. Наверное, каждый находит то, что он хочет». Так было положено начало поискам и приобретению крупных, высотой два-три-четыре метра, художественных композиций из натурального камня. Сегодня в коллекции Владимира Голубева их насчитывается несколько сотен, и, по мнению экспертов, это лучшие образцы китайского камнерезного искусства второй половины прошлого века. Создававшиеся в тот период нефритовые «монстры» служили в качестве «дорогих подарков», достойных высокопоставленного чиновника или партийного бонзы.

Друза кальцита. ФОТО: МИРОСЛАВ КУДРИН

Ядро коллекции было собрано в 2005–2007 годах, еще до того как в Китае начался очередной виток борьбы с коррупцией и «чистки элит», что, по сути, свело на нет производство столь объемных роскошных предметов, не говоря уже о том, что держать их у себя дома означало навлекать на себя подозрения во взяточничестве. В духе нового времени от свидетельств «шикарной жизни» начали избавляться – так что нашему герою посчастливилось стать владельцем редкостей, обладающих не только художественной, но и исторической ценностью. «В музеях Китая такого нет – сейчас это не модно, потому что считается признаком большого богатства. В частных коллекциях, думаю, есть много удивительных предметов искусства, но их, по всей видимости, так далеко убрали, что для общего обозрения они точно недоступны. К сожалению, то яркое искусство, которое процветало в 1970-е годы, ушло. И многие мастера своих секретов не передали. Тем более что сейчас появились камнерезные машины, и уже руками так не работают, а кроме того, уже не делают таких больших композиций – в основном более мелкую пластику. Я рад, что в свое время мне удалось приобрести эти работы. Мне нравится рассматривать эту резьбу, я могу часами так сидеть», – говорит коллекционер.

Стела из хризантемового камня. ФОТО: МИРОСЛАВ КУДРИН

На поверхностях огромных каменных массивов разворачиваются традиционные и мифологические сюжеты: взмывают ввысь драконы, плещутся рыбы, плывут черепахи, разгуливают петухи и овцы, распускаются цветы, вырастают леса, поднимаются города и деревни… Представьте себе, одну из таких объемных композиций рабочие только семь месяцев спускали из высокогорной мастерской на дорогу, – чтобы затем, погрузив в трейлер, отправить в долгий путь, на подмосковную Рублевку, где теперь она занимает свое почетное место в великолепном Нефритовом зале. К слову, тут выставлены изделия не только из нефрита, но и из жадеита, серпентина, флюорита. А открывает зал работа, выполненная из так называемого камня куриной крови: мастера из Личэна оставили красную, «кровавую» часть камня в качестве фона, закатного неба и искусно «прорисовали» на нем, в тонах сепии, каждую соломинку и каждый кирпичик уходящей в облака горной деревушки…

В самом центре внимания – внушительных размеров многопалубный корабль из серпентина, с портретом великого кормчего на борту. Владимир Голубев поделился любопытной историей. Дело было в 1970-х: на камнерезной выставке появился Мао Цзэдун и остался недоволен мастерами. Мол, страна наша так велика и богата, а корабли, которые тут показаны, – не длиннее трех-четырех метров. Одного из простых провинциальных мастеров-партийцев критика вождя так задела за живое, что 20 лет он вместе со своей семьей положил на то, чтобы создать из камня этот гигантский кружевной чудо-корабль: со всей оснасткой, с пагодами, парусами, башнями и драконами. Мао, правда, не дожил до этого момента. Но необычное судно (длиной более десяти метров, а высотой более пяти) нашло своего «капитана», и теперь оно, безусловно, – среди хайлайтс будущего музея.

Изображение Бодисатвы Гуань-Инь (дословно «созерцание звука»), выполненное из жадеита. ФОТО: МИРОСЛАВ КУДРИН

Впрочем, здесь в принципе нет проходных вещей. Мы с вами сразу «шагнули» в Нефритовый зал, но волшебство начинается уже с порога, в Агатовом. Вдоль высоких панорамных окон, чей геометрический агатовый декор эффектно перекликается со стройными стволами рублевских сосен, выставлены стелы из хризантемового камня. Если вы никогда не видели его прежде, это зрелище станет для вас откровением: на темно-серой породе буквально распускаются пышные белые цветы, действительно напоминающие хризантемы. Кажется, что они рукотворны, но на самом деле созданы природой. Хризантемовый камень представляет собой аргиллит (глинистый сланец) с «впрыском» кристаллов целестина, сросшихся в виде цветка. Мастер-камнерез лишь «отсекает все ненужное», выявляя скрытую красоту. «В каждом серьезном доме в Китае есть такой камень, – рассказывает Голубев. – Его используют как талисман. Считается, что он привлекает достаток».

Отдельная большая часть коллекции, под которую отведен свой просторный зал, – уникальные многотонные аметистовые жеоды. «Много лет назад я увидел у своего друга кристаллы. Потом получил от него в подарок на день рождения один, второй… А потом я стал их покупать и уже не мог остановиться». Такого вы больше не увидите нигде – выстроившиеся рядами огромные жеоды со сверкающим пурпурным аметистовым «нутром» тянут не на одну строку Книги рекордов Гиннеcса. И эти строки, конечно, появятся, как только откроется музей. «Мы заходим в интернет и видим: самая большая аметистовая жеода в мире – «Императрица Уругвая».

Уникальные экспонаты Аметистового зала. ФОТО: МИРОСЛАВ КУДРИН

Ее высота 3,27 м. Но у нас есть в два раза больше!» Большинство этих жеод тоже происходит из Уругвая, но есть и из Бразилии, и из африканских месторождений. «Я очень люблю кристаллы – они точно имеют надо мной какую-то власть. Если бываю в неуравновешенном состоянии, то стоит мне посидеть возле аметиста, как я успокаиваюсь, становлюсь совсем другим», – рассказывает коллекционер.

7 м в высоту достигают некоторые из аметистовых жеод в коллекции Владимира Голубева. Эти рекорды еще не отмечены в Книге Гиннесса

Несколько лет назад Владимир Голубев вдруг понял, что те чувства и эмоции, которые вызывают в нем эти удивительные камни, он не может переживать в одиночку, что он должен их с кем-то разделить, что эту необыкновенную красоту невозможно держать «взаперти». Тогда и возникла мысль об общедоступном музее. Работа закрутилась, когда для заседаний Кинологической федерации стало категорически не хватать личного кабинета нашего героя и было решено строить отдельное помещение. А когда в новый зал внесли одну из каменных фигур, стало очевидно его истинное назначение. Но это будет совершенно необычный музей – сродни дворцу или даже храму. Его незаурядные экспонаты будут демонстрироваться в специально спроектированных залах, каждый с оригинальным архитектурным и художественным решением, с отделкой натуральными материалами, со сложными мозаичными полами, с креативной подсветкой.

В стенах музея будут проходить не только экскурсии, но и концерты, и благотворительные вечера. А среди сверкающих кристаллов можно будет устроить фотосессию. В планах Владимира Голубева – обширная образовательная программа, адресованная прежде всего юным посетителям. Он не удивляется, когда при виде этих каменных сокровищ ахают взрослые люди, но его поражает реакция детей. «Почти все дети, которые так или иначе попали сюда, – говорит наш герой, – не могут оторваться. Хотя пока это все в пыли, в целлофане. У меня строитель полчаса не мог оторвать семилетнего сына от камня – тот сел и стал смотреть. Конечно, кто-то останется и безучастен – сейчас гаджеты затмевают все. Но кто-то откроет для себя совсем другой мир». Помимо «художественно-эмоциональной» части, будут и серьезные занятия минералогией, и даже научно-исследовательская работа. Для этих целей закупаются необходимый инструментарий и «недостающие» экспонаты – в частности, коллекция пополнилась редкими аммонитами и даже метеоритами. «Понимая, что это нужно детям, я покупаю все самое интересное на рынке». Уже подписан договор со Swiss International Institute Lausanne (SIIL), в планах совместные программы и с российскими вузами, так что в скором времени не только бакалавры швейцарского института будут изучать здесь основы геммологии и другие профильные предметы.

Интервью с бизнесменами, артистами, путешественниками, спортсменами и другими известными личностями вы можете найти в MY WAY.

Текст: Людмила Буркина

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Павел Пригара, ФОТО: МИХАИЛ ВИЛЬЧУК

Павел Пригара: «Манеж связывает публику Петербурга и Москвы»

За последние годы петербургский Манеж превратился в самое актуальное выставочное пространство г...

ПОДРОБНЕЕ
Рядом с композицией «Семь божественных дев» из нефрита. ФОТО: МИРОСЛАВ КУДРИН

Владимир Голубев: «Это будет музей красоты»

Скоро на Рублевке появится Музей камня. Строит его Владимир Голубев, вице-президент и совладеле...

ПОДРОБНЕЕ