Индонезийская какофония


Индонезийская какофония

Индонезия – как традиционный оркестр гамелан. В нем и гонги, и барабаны, и ксилофон, и всякие смычковые и щипковые. Музыканты играют, не совпадая друг с другом, и поначалу кажется, что гамелан – абсолютная какофония. А на самом деле это музыка со своим сюжетом и смыслом. В Индонезии смешалось несочетаемое, но в этом и суть страны. 
ФОТО: STOCK.ADOBE.COM

ФОТО: STOCK.ADOBE.COM

Индонезия: голландская тема

Квартал Кота-Туа в Джакарте напоминает фугу, популярную в Европе эпохи барокко: все постройки в одной белой тональности, под красными черепичными крышами, с «форшлагами» наличников и башенок. Их соорудили голландцы в XVII веке. Отсюда начиналась колония. Здесь находилась столица Голландской Ост-Индии – Батавия (название происходит от древнегерманского племени батавов). И сейчас местные жители с удовольствием играют в маленькую Голландию. Вот велосипеды напрокат, как в Амстердаме, тюльпановых оттенков: алые, розовые, белые, лиловые. А к ним в придачу соломенные шляпы, в каких, видимо, гуляли дамы позапрошлого столетия. Вот другой аккорд – европейское кафе Batavia в здании XIX века. «Бархатно-басистое», мрачноватое, с портьерами, витыми ножками кресел и фотографиями звездных гостей на стенах. Среди прочих – королева Швеции и президент Словакии. В Batavia подают почти голландское пиво, правда безалкогольное, местного производства. Напиток называется Bir Pletok. Его варят из корицы, имбиря, сахара, лемонграсса и листьев пандана.

Кота-Туа – самый европейский квартал Джакарты. ФОТО: 123RF.COM

Индонезия: кукольная гамма

Куклы, куклы, куклы… Деревянные, плетенные из бамбуковых листьев, вырезанные из кожи варана. В кровожадных масках и расшитых бисером платьях, в тюрбанах и залатанных балахонах, с арабскими усами и азиатскими глазами, в профиль и анфас. Пестрые и разновкусовые, как индонезийские специи, – вся гамма. Это Музей Ваянга в том же квартале Кота-Туа. Ваянг – индонезийский кукольный театр, известный еще с I века. В каждом регионе страны он свой.

Жители Кота-Туа с удовольствием играют в маленькую Голландию с цветными велосипедами, соломенными шляпами и кафе в старинных зданиях

Например, в Бандунге на западе Явы популярен ваянг голек – яркие деревянные марионетки. В городах Центральной Явы и на Бали показывают ваянг кулит – спектакли с участием плоских теневых кукол. «Это наши СМИ», – улыбаются сотрудники музея. Индонезийцы издавна привыкли узнавать новости из шоу ваянг. В XIII веке именно куклы рассказали местному народу об исламе. А в наши дни люди смотрят, как красный злодей Чипот посылает стране наводнения и землетрясения. Ну а если ничего страшного не случилось, куклы изображают героев Рамаяны. Кстати, в этом музее каждое воскресенье идет спектакль.

Храм Боробудур на восходе солнца. ФОТО: 123RF.COM

Игра в батик

«Возьмите жестяную трубку с иголкой на конце – чантинг. Окуните ее в чан с расплавленным воском и кофе. Теперь обводите карандашные линии на ткани этим раствором», – наставляют художники из музея Alleira Batik dan Galeri Indonesia Kaya. Это мастер-класс по батику. Роспись по ткани – национальное достояние Индонезии. В древности яванские женщины выводили узоры-обереги от злых духов. Сейчас рисуют города с мечетями и все, что происходит вокруг. Во время процесса чувствуешь себя музыкантом, который должен четко по нотам сыграть сонату. Закончили обводить линии – приступили к следующей части. Теперь предстоит окунуть лоскут в чан с краской. Традиционные цвета – синий и красный. Ткань окрашивается, а рисунок, выделенный воском, остается белым. Сушим около часа. Сыграно.

Храм-колокол

Буддистский храм Боробудур IX века в Джокьякарте (Центральная Ява) похож на колокол. К нему поднимаются во тьме, до рассвета, чтобы успеть к началу «сюиты», которую «исполнят» его 72 каменные ступы, собранные вокруг главной. Первые, будто флейтовые, звуки мерещатся в воздухе, когда над вулканом Мерапи имбирно розовеет небо. Сюжет этого произведения такой. Сотни лет назад пепел Мерапи засыпал Боробудур, превратив его в беззвучный холм. Лишь в XIX веке голландский ученый Корнелиус заподозрил, что внутри спрятана «музыка». А в начале ХХ века другой голландец, Теодор ван Эрп, занялся реставрацией храма. Теперь Боробудур – объект Всемирного наследия ЮНЕСКО. С восходом солнца он «звучит» громче, и вот уже можно разглядеть сквозь лучи-«струны» скульптуры Будды и барельефы с изображением его жития в ступах. Финальная нота – обойти по кругу все восемь ярусов храма.

ФОТО: STOCK.ADOBE.COM

Вулканическая драма

Самый драматический, наверное, памятник Индонезии – деревня Мерапи у подножия одноименного вулкана. «Добро пожаловать в затерянный мир», – приглашает вывеска. Здесь так и слышится дарк-эмбиент-музыка. Около десяти лет назад в деревне жил старик Мариджан. Как и все местные, он верил в огненных духов вулкана – Раму и Пермади. Умел с ними разговаривать и договариваться. Примерно раз в четыре года Мерапи извергался, но дед просил народ не паниковать, и все обходилось. А в 2010-м вулкан разбушевался не на шутку. Сработали детекторы дыма, включилась сирена, оповещающая селян о немедленной эвакуации. Тем не менее Мариджан настаивал на своем. «Если уедете, вы не яванцы», – говорил он.

Султан наблюдал за красавицами, купавшимися в бассейне, выбирал ту, с которой намеревался провести ночь, и бросал ей цветок франжипани

Около 300 человек его послушались, и их всех погребла под собой лава. Сейчас вымершую деревню превратили в музей-мемориал. Обугленные остовы домов, расплавленные мотоциклы и кастрюльки, прожженные детские платья, обгорелые скелеты коров. И джип, который возит смелых туристов почти к самому кратеру, сквозь вечный звенящий туман. «Вулкан дал, вулкан взял», – философски рассуждают яванцы.

Исполнительницы популярного индонезийского танца «Саман». ФОТО: 123RF.COM

Песня султана

Джокьякарта в XVIII веке была отдельным государством – султанатом. С тех пор сохранился дворец-гарем султана Хаменгкубувоно I – Таман Сари. Весь витиеватый, резной, испещренный подземными ходами, лестницами и купальнями, вызывающий в памяти звуки арабского ребаба. Вероятно, именно на этом струнном инструменте играли придворные музыканты правителя, пока сам он предавался наиприятнейшему развлечению. Между павильонами дворца располагался бассейн, в котором купались бессчетные жены султана. Хаменгкубувоно наблюдал за красавицами с балкона и выбирал ту, с которой намеревался провести ночь. А сделав выбор, бросал ей цветок франжипани. И начиналась другая песня…

Этническая опера

Индонезия огромна. Это крупнейшая страна Юго-Восточной Азии. В ней насчитывается 34 провинции, ее населяет более 300 племен. Поэтому в Джакарте и открыли этнографический парк Taman Mini Indonesia Indah. Что-то вроде «либретто» ко всему государству. В каждом тематическом секторе звучит своя «ария». Вот Западная Суматра: здесь на авансцене терема, чьи фасады украшены деревянными цветами – задабривать лесных духов. Вот старая Батавия: у ворот стоят ондел-ондел – гигантские двухметровые куклы, отпугиватели зла, наряженные в балахоны, маски и шапки с шипами из мишуры пронзительных оттенков. Вот Папуа: чернокожий в набедренной повязке скачет вокруг «копченной» на костре мумии вождя племени, который даже после смерти охраняет свой народ… И вот уже начинаешь понимать логику Индонезии. Да и гамелан – в тон стране – видится стройным.

О самых интересных путешествиях читайте в MY WAY.

Текст: Екатерина Миронова

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Абу-Даби, ФОТО: DEPOSITPHOTOS.COM

Абу-Даби: 5 причин посетить эмират

Будучи самым богатым эмиратом ОАЭ, Абу-Даби предпочитает позиционировать себя культурно-туристи...

ПОДРОБНЕЕ
ФОТО: SHUTTERSTOCK.COM

Царские подарки: Русскому музею 125 лет

Как отметить 125-летие крупному музею? В Русском музее нашли интересный вариант – решили похвас...

ПОДРОБНЕЕ