Калининград: тени забытых предков


Калининград: тени забытых предков

По прилете в Калининград вас встретит большой стенд с портретом Елизаветы Петровны и надписью: «Вы помните, чья я дочь…» Многие из впервые прибывших с удивлением узнают, что аэропорт Храброво носит имя славной дочери Петра. Казалось бы, при чем тут Елизавета? С этого вопроса начнется ваше погружение в историческое прошлое самого западного региона нашей страны. Это произойдет ненавязчиво и естественно – просто иначе и быть не может.
Калининград

Королевский город

Стоит лишь на пару минут задержаться у того самого стенда в Храброво, и в памяти всплывут школьные уроки истории. Да, Калининградская область была образована 75 лет назад, в результате победы СССР над фашистской Германией. Но на самом деле еще в 1758 году, в ходе Семилетней войны в Восточной Пруссии утвердилась российская корона, хотя и ненадолго, всего на четыре года. Королевский город Кенигсберг присягнул на верность Елизавете Петровне, – а вместе с ним и философ Иммануил Кант, вероятно, самый знаменитый уроженец этих мест. Сегодня имя Канта носит улица, на которой стоит построенный в 1333 году Кафедральный собор, где упокоился прах великого мыслителя. Рядом с его могилой с недавнего времени появилось «вписанное» в старинную брусчатку каменное сердце Кенигсберга, с гербами трех исторических районов, некогда объединившихся в один город: Альтштадта, Лёбенихта и Кнайпхофа, ныне утопающего в зелени лип и каштанов острова Канта. Конечно, такого роскошества, как обширные парки и газоны, жители средневекового Кнайпхофа позволить себе не могли. Омываемый водами реки Прегель (ныне Преголя) остров был густо застроен, а Кафедральный собор «огибало» здание Альбертины – Кенигсбергского университета. От этих построек сегодня ничего не сохранилось, как и от замка Кенигсберг, бывшего не символическим, а реальным сердцем выросшего рядом с ним города. Точнее, уцелели лишь руины Королевского замка, возведенного рыцарями Тевтонского ордена в середине XIII века. Сильно пострадавший во Вторую мировую войну, он окончательно был разрушен в 1960-е. Его фундамент местные власти порываются закопать – и тем самым хотя бы сохранить (о восстановлении, по понятным причинам, речи не идет).

Сегодня здесь на Центральной площади – бывшей Королевской горе – высится недостроенный с 1970-х Дом Советов. Этот заброшенный гигант – самая большая загадка, наверное, не только для гостей, но и для жителей Калининграда. Почему его не достроили? Почему не сносят? Внятных ответов нет. Впрочем, может, и правда действует проклятие пруссов? По легенде, на этом месте располагалась дубовая роща, а в ней – святилище пруссов, издревле населявших эти земли язычников (то ли балтов, то ли славян). Пришедшие сюда с огнем и мечом тевтоны разорили святилище, за что и были прокляты: через 600 лет замок Кенигсберг, резиденция прусских королей, все-таки пал. Но и новая постройка оказалась нежизнеспособной. Может, стоит вернуться «к истокам» – высадить тут дубовую рощу и «отработать карму»?

Калининград,

Развалины замка Кенигсберг

Дорогой тевтонов

Любопытный факт: католики-тевтоны «поглотили» пруссов, но имя этого народа закрепилось на карте мира и в конечном счете даже перешло к завоевателям. Пришли они сюда в первой половине XIII века, с юга, со стороны нынешней Польши, и первым среди около 40 замков, из которых в той или иной степени на территории нынешней Калининградской области сохранилась лишь половина, заложили Бальгу. Довоенные фотографии дают представление о его мощных башнях и стенах, от которых сегодня остались лишь развалины. Впрочем, развалины тоже манят пытливого туриста, тем более что в области набирает силу движение «Эстетика руин», благодаря чему разрушенные памятники истории обретают опрятный и скорее романтический, чем удручающий вид. К слову, макет Бальги, как и многие любопытные предметы не только тевтонского, но и гораздо более поздних времен – от уникального средневекового сундука с четырехуровневой системой защиты до довоенных «закруток» немецких домохозяек, – прекрасно представлены в Краеведческом музее Мамоново (бывшего Хайлигенбайля).

В городе, отстроенном тевтонами на месте священного поселения пруссов, около 1330 года была сооружена готическая кирха, чьи эстетизированные руины также можно наблюдать сегодня. Стоят они ровно на той мощенной древним камнем орденской дороге из Кенигсберга в Берлин, по которой проезжали едва ли не все выдающиеся персонажи европейской истории: и Николай Коперник, и Петр I, и Михайло Ломоносов, и Наполеон, и Михаил Кутузов, и многие-многие великие. Дорога удивительным образом сохранилась и прекрасно функционирует до сих пор, хотя по нынешним меркам и узковата. Зато колесить по ней, густо усаженной деревьями, которым явно не одна сотня лет, особенно осенью и в солнечную погоду – отдельное удовольствие. Кроны «великанов» почти смыкаются в арку – и кажется, что путешествуешь в сказочном королевстве братьев Гримм.

Старая прусская дорога

Королевский выезд

Тевтонский замок Георгенбург, что стоит на высоком берегу реки Инструч (ранее Инстер), за свою более чем шестисотлетнюю историю пережил немало разрушений – его захватывали и литовцы, и шведы, и даже татары. Но он неизменно восставал из пепла и руин (да и сегодня считается одним из наиболее сохранившихся) и переходил из рук в руки.

Во второй половине XVIII века на его территории начали строить конезавод, чтобы разводить лошадей для королевского выезда. В 1828 году замок приобрел выходец из Шотландии Иоганн Вильгельм Симпсон. Он привез с собой английских лошадок, скрестил их с прусскими – и уже к концу XIX столетия завод обрел известность далеко за пределами Пруссии. Порода Симпсонов получила клеймо «двойной лосиный рог», как и другие представители тракененского «семейства». Благородные верховые лошади среднего веса с гармоничными скульптурными формами побеждали на многих ипподромах не только в Пруссии, но и далеко за ее пределами. Кроме того, «выпускниками» завода укомплектовывались гвардейские кавалеристские полки. Конный завод жив по сей день, он был возрожден в начале 2000-х, и в благополучные «допандемийные» времена успел послужить ареной многих престижных международных турниров. В музее завода спортивных кубков – не счесть. Сюда можно приехать полюбоваться красавцами ганноверской, голштинской и, конечно, тракененской пород, населяющими восстановленные старинные конюшни, – ну и попробовать себя в седле.

Колесо истории

И вновь «русский след». Во время Семилетней войны в Георгенбурге располагалась резиденция командующего русской армией, генерала-фельдмаршала Апраксина. А в январе 1945 года отсюда (нынешний поселок Маевка) началось наступление советских войск на Инстербург (теперь Черняховск). Город, в том числе и тевтонский замок Инстербург, сильно пострадал из-за налетов союзнической английской авиации. И тем не менее Черняховск стоит того, чтобы сюда заехать, – ради бывшей Реформатской кирхи (ныне – православный храм Михаила Архангела), католического храма Святого Бруно Кверфуртского, разнообразных и весьма интересных зданий позапрошлого и прошлого веков по Вильгельмштрассе (ныне – Пионерская), например, чудесной «Академии фрикаделек», или Klopsakademie – так называли школу для девочек, выстроенную в 1920-х годах в стиле новой вещественности. А вот бывшая школа для мальчиков, по Альбрехтштрассе (теперь – Суворова) снова напомнит и о нашей истории: в Первую мировую здесь был развернут временный военный госпиталь, где среди других сестер милосердия за ранеными ухаживала великая княгиня Мария Павловна.

В августе 1914-го неподалеку, при Гумбиннене (Гусеве), менее чем в 25 км от Инстербурга, произошло одно из решающих сражений, в котором русские войска одержали победу над немцами. В память об этом событии и обо всех павших в той войне в городе был возведен храм Всех Святых, установленный на главной площади и освященный пять лет назад. Москвичам он явно напомнит церковь Николы в Хамовниках: и бело-красно-зеленой гаммой, и высокой шатровой колокольней, и обилием изразцов, и богатым узорочным декором. Еще один памятник той войне – совершенно пронзительный монумент, изображающий распятого на колесе истории солдата и в бессилии протягивающих к нему руки мать и вдову, – создал в год ее столетия Михаил Шемякин. И он абсолютно достоин того, чтобы завернуть из Гусева в инновационный кластер «Технополис GS».

Балтийский форпост

Но вернемся на Балтийское побережье. Отнюдь не все тевтонские замки были разрушены в две последние войны или же в советский период. Та же Бальга начала ветшать уже с середины XVI века. А в следующем столетии ее стали разбирать на кирпичи, в том числе для постройки крепости Пиллау. Теперь Пиллау зовется Балтийском, и это самый западный город в самом западном регионе нашей страны. До войны здесь была база военного флота вермахта, а сейчас – ВМФ, поэтому город долгие годы был закрытым, и даже сейчас вход на территорию цитадели разрешен только гражданам России, причем лишь в составе экскурсии от Музея Балтийского флота. Это и понятно – в крепости до сих пор стоит военная часть.

Строить главный исторический объект Балтийска начинали шведы – в 1626 году была заложена пятиугольная цитадель, которая со временем обросла стенами 80-метровой длины, бастионами и равелинами. Однако шведы тут не удержались, и когда с Великим посольством сюда прибыл Петр I, крепость находилась во владении курфюрста Бранденбурга Фридриха III (в скором будущем короля Пруссии Фридриха I). Здесь, в Пиллау, русский царь получил аттестат об овладении искусством бомбардира, кроме того, Шведская крепость стала прообразом Петропавловской (достаточно увидеть планы крепостей, чтобы в этом убедиться). Пиллау сильно перестраивалась к началу XIX века, но и сейчас тот факт, что наши бойцы живут в тех же самых казармах постройки 1800 года, где останавливались солдаты Наполеона, а потом, пропуская все «промежуточные звенья», и солдаты вермахта, не может не поражать воображение. Подземелье Пиллау исчерчено ходами и тоннелями, но по-прежнему практически недоступно. Уходя, фашисты взрывали или минировали то, что не могли унести с собой. Возможно, где-то здесь спрятана та самая Янтарная комната, как и многие другие бесследно пропавшие ценности…

«Где ступила моя нога, там всюду Русь», – смело заявил когда-то Петр. Однако по части Восточной Пруссии оказался прав. Сегодня на Морском бульваре, у старинного маяка стоит памятник русскому царю. А его дочери – на берегу моря, у входа в Балтийский пролив. Елизавета Петровна в мундире Преображенского полка, на коне приветствует идущие в гавань корабли.

Кстати, вы еще не забыли, зачем прилетели в Калининград? Возможно, отдохнуть на Балтийском побережье, в Зеленоградске или Светлогорске? У этих чудесных курортов – бывших Кранца и Раушена – своя, не менее увлекательная история. Но о ней – в следующий раз.

Материал подготовлен совместно с проектом «Туризм без границ — по туристическим маршрутам приграничных регионов России и северо-востока Польши» №PR1/008/2018. Проект реализуется в рамках Программы приграничного сотрудничества Россия — Польша 2014–2020 при финансовой поддержке Европейского союза и Российской Федерации.

Публикация была подготовлена в рамках Программы приграничного сотрудничества Россия — Польша 2014-2020.

Содержание этой статьи является исключительной ответственностью Министерства по культуре и туризму Калининградской области и ни при каких обстоятельствах не может рассматриваться как отражающее позицию Европейского Союза, Управляющего органа или Объединенного технического секретариата Программы приграничного сотрудничества Россия— Польша на 2014–2020 годы.

ФОТО: SHUTTERSTOCK.COM, VISITPRUSSIA.COM, TRIPADVISOR.COM, CULTURE.RU, DEPOSITPHOTOS.COM

Текст: Людмила Буркина

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Калининград

Калининград: тени забытых предков

По прилете в Калининград вас встретит большой стенд с портретом Елизаветы Петровны и надписью: ...

ПОДРОБНЕЕ
Дизайнерский отель Awasi Patagonia. ФОТО: AWASIPATAGONIA.COM

6 hideaway-отелей для побега от цивилизации

В применении к отелям английское существительное hideaway означает «укромное место» – как прави...

ПОДРОБНЕЕ