Рестораны с историей – MyWay

Рестораны с историей

В 1897 году в «Славянском базаре» Станиславский и Немирович-Данченко целых 18 часов обсуждали идею нового театра – нынешнего МХТ. Этого ресторана уже нет, но My Way выбрал семь гастрономических заведений – свидетелей разных исторических событий.

Дубовый зал ЦДЛ – место силы российской литературы

Ресторан ЦДЛ

Поварская, 50/53, Москва

Какой еще отечественный ресторан, кроме Центрального дома литераторов, мог быть описан в десятках романов и повестей? «Мы тут тусовались иногда сутками, – рассказывал Андрей Вознесенский, с которым однажды мы пили кофе в Пестром зале. – Здесь были потрясающие официантки, великолепные совершенно бабы, которые нам верили в долг!» Как-то раз в глубокие советские времена знаменитый поэт привез в ЦДЛ отобедать графиню Марию Олсуфьеву. Из России она эмигрировала еще девочкой, сразу после революции, жила во Флоренции. С Вознесенским ее свела переводческая работа. И вот она оказалась в ЦДЛ на улице Поварской и… остолбенела: «Это же мой дом!» Оказывается, когда-то особняк купила ее мать, а в Дубовом зале на витой деревянной колонне искусный резчик изобразил лицо маленькой Маши. Им мог любоваться Рональд Рейган, когда в 1988 году устроил здесь обед с советскими писателями.

«Кабаре Вольтер»

Spiegelgasse 1, Zurich

В феврале 1916 года в этом литературно-художественном кабаре родился и просуществовал до 1922 года дадаизм. Абсурдное, скандальное и, разумеется, авангардное течение в искусстве, отрицавшее любые каноны. Отцы дадаизма – поэты и художники, в числе которых были немец Ханс Арп и румынский еврей Тристан Тцара. До революции среди посетителей кабаре часто видели с кружкой пива жившего неподалеку В.И. Ленина. По одной из версий, это именно он часто приговаривал «да-да», что и дало название течению. «Кабаре Вольтер» закрывалось, но в 2004 году группа энтузиастов дала ему второе дыхание.

«Кабаре Вольтер» сегодня скорее центр современного искусства

«Кабаре Вольтер» сегодня скорее центр современного искусства

«Подвалъ Бродячей собаки»

Итальянская, 4, Санкт-Петербург

Новый 1912 год был ознаменован в Санкт-Петербурге открытием первого в России ночного литературно-артистического кабаре. Оно располагалось в подвале Дома Дашковых, отсюда и название – «Подвалъ Бродячей собаки», а под собакой подразумевался бесприютный творец. Кабаре прошумело всего три с половиной года, но благодаря своим знаменитым богемным завсегдатаям (простое перечисление громких имен займет целый лист) оно навсегда вошло в историю русской литературы. Анна Ахматова увековечила его в стихах: «Да, я любила их, те сборища ночные…» и «Все мы бражники здесь, блудницы…» Возрождена «Собака» была в конце 2000 года на волне интереса к Серебряному веку, и под сводами подвала и сейчас звучат стихи и песни.

Chalet de la Grande Cascade

Bois de Boulogne, Allee de Longchamp, Paris

Раньше это был охотничий домик Наполеона III, проводившего досуг в Булонском лесу. А в историю кино ресторан вошел по прихоти Луиса Бунюэля, который снимал здесь сцены для ≪Дневной красавицы≫, своего дебюта в цветном кино. Фильм с Катрин Денев в роли мазохистки Северины стал в 1967 году триумфатором Венецианского фестиваля. Роскошный ретроресторан на аллее Лоншан до сих пор притягивает гурманов и считается прекрасным местом для романтического ужина. Визит сюда можно совместить с посещением другого киноманского места – Caf´e des 2 Moulins на Монмартре, где работала героиня Одри Тоту – чудачка Амели Пулен из фильма Жан-Пьера Жёне.

Бывший охотничий домик в Булонском лесу – Chalet de la Grande Cascade

Бывший охотничий домик в Булонском лесу – Chalet de la Grande Cascade. ФОТО: FLICKR.COM

U Kalicha

Na bojisti 12–14 Praha 2

Пражская пивная, на окнах и дверях которой красуется имя Svejk, уже много лет обязана своей популярностью герою романа Ярослава Гашека. Именно здесь, ≪У чаши≫, бравый солдат Йозеф Швейк и его друг пан Водичка должны были встретиться в ≪шесть часов вечера после войны≫, а сам писатель был завсегдатаем этих стен. Сегодня место, бесспорно, туристическое и не оправдывает перегретых ожиданий. Многие утверждают, что дух Швейка его уже покинул, что цены безбожные, а сервис оставляет желать лучшего. И все равно толпы туристов приходят именно сюда – выпить пива и съесть утку или гуся с квашеной капустой и кнедликами.

Кафе в Праге У калича

≪Кондитерская Вольфа и Беранже≫

Невский пр-т, 18, Санкт-Петербург

Швейцарские кондитеры С. Вольф и Т. Беранже открыли свое заведение в 1834 году в доме купца Котомина, и оно немедленно стало модным. Выпить горячего шоколада и поесть пирожных сюда нередко заглядывал живший неподалеку Александр Сергеевич Пушкин. С кондитерской связаны роковые для русской истории события: Пушкин встретился здесь со своим секундантом Данзасом по дороге на дуэль с Дантесом, а Достоевский познакомился с Петрашевским, попал в его политический кружок, что после привело его к каторге и ссылке. А еще есть легенда, что позднее именно в этих стенах Чайковский выпил стакан некипяченой воды, отчего через несколько дней умер от холеры. Сейчас на фасаде здания воссоздана историческая выставка, а внутри интерьер пушкинских времен, и с 1985 года располагается ≪Литературное кафе≫.

ДМИТРИЙ МАРТЬЯНОВ/ЛИТЕРАТУРНОЕ КАФЕ

В «Литературном кафе» воссоздана атмосфера ресторации начала XIX века. ФОТО: Дмитрий Мартьянов

Sobrino de Botin

Calle Cuchilleros, 17, Madrid

Самый старый ресторан мира. Он работает с 1725 года. Можете себе представить, кто только не бывал в числе его гостей, а великий художник Гойя в юности даже мыл там посуду! Но нас интересует другая знаменитость – Эрнест Хемингуэй. О том, что у них выпивал и закусывал автор «Старика и моря», хвастаются многие мадридские заведения, а на двери одного кафе я даже увидел ироничную табличку на английском: «Hemingway newer eat here». Но Botin – особая история. Старина Хэм называл его одним из лучших ресторанов мира, высоко ставя здешнюю деревенскую кастильскую кухню. А еще он в этом ресторане писал. И даже упомянул о нем в романе «И восходит солнце». История сохранила такой факт: однажды писатель вздумал научиться готовить паэлью и попросил на кухне Sobrino de Botin устроить ему мастер-класс. Паэлья не входит в меню заведения, и Эрнесту вежливо отказали, сославшись на то, что кухня слишком маленькая, а он слишком крупный. Но предложили смешать коктейли.

Текст: Влад Васюхин

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Зальцбург: соль земли австрийской

Родина Моцарта и музыкальная столица Европы, Зальцбург достоин посещения даже если вы не собира...

ПОДРОБНЕЕ

Лучшие сады и парки мира

Обдумывая план предстоящего путешествия, включите в маршрутный лист не только дворцы, музеи и р...

ПОДРОБНЕЕ