По коням

По коням

Хорошо приезжать в Питер на рассвете. С Московского вокзала – на площадь, а затем – к друзьям в Соляной переулок.
Питер

Хозяева ранние визиты любить не обязаны, поэтому я неспешно двигаю пешком по Невскому. Какова бы ни была погода, душа поет. А совсем уж мажорно взлетает в низкое питерское небо, когда в перспективе из хмари вырисовываются кони Клодта. Мне перед Аничковым по Фонтанке направо, но тут грех не зависнуть.

«Клодт, ты делаешь лошадей лучше, чем любой жеребец!» – по-гусарски, как лошадник лошаднику, не смолчал Николай I. А Петр Карлович, представитель, как пишут в романах, знатного, но небогатого баронского рода, и впрямь рисовал-ваял-вырезал-лепил-отливал коней всю жизнь. Артиллерийским поручиком и признанным мэтром. С детства при северном военном гарнизоне до последней минуты. В 62 он скоропостижно умер на даче, вырезая для внучки лошадку из игральной карты… По другой версии, Клодт скончался, натурально, от стыда, когда кто-то сказал ему, что два коня изваяны без языков. Будто бы расстроенный этой критикой Петр Карлович не поленился лично сунуть руку статуям в пасти, обнаружил недостачу и – упс.

«Гугл» однозначного ответа про количество языков не дает. Сам я не проверял и вам не советую. Но, думается, языков у коней ровно столько, сколько автор и планировал. На создание финальной версии композиции ушло 20 лет; царь дарил уже готовые скульптуры европейским монархам, и приходилось ваять заново. Так что было время учесть нюансы. Работая над Аничковыми конями, Клодт обращался не только к живой натуре (лошади преспокойно гуляли по мастерской), но и заказывал на бойне фрагменты туш для детальной лепки. Питерский такой штрих.

Главная легенда про мост гласит, что вместо гениталий одного из жеребцов барон вылепил портрет любовника своей жены – некую физиономию там и правда можно разглядеть. Но это, поди, домыслы завистников. Ведь было чему завидовать. Получивший признание в 27 лет, Петр Карлович, как представляется, прожил очень счастливую жизнь, посвятив ее тому, что любил. Однажды оседлав коней, привольно летел на них весь свой не особенно долгий, но достаточный, чтобы реализоваться и остаться в истории, век. Клодта давно нет, а его скакуны все встают на дыбы. Над Фонтанкой, в Петергофе, на Беговой и в Кузьминках в Москве, в Берлине и Неаполе. При встрече передавайте привет.

ФОТО: DEPOSITPHOTOS.COM

Другие колонки Сергея Синякова читайте на сайте MY WAY.

Текст: Сергей Синяков

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Подмосковные апарт-отели от Wish Home

Возможно, вы всегда хотели жить на природе, но эта мечта разбивалась о необходимость решать мно...

ПОДРОБНЕЕ
Chaumet

Chaumet на высокой волне

Капсульная коллекция Deferlante открывает новую главу дома Chaumet, который не раз посвящал сво...

ПОДРОБНЕЕ