Александр Куланов: «Япония – страна будущего из нашего прошлого»


Александр Куланов: «Япония – страна будущего из нашего прошлого»

К чему нужно быть готовым перед поездкой в Японию, а какие расхожие мифы лучше сразу выбросить из головы? Заглянуть за подкладку кимоно нам помог Александр Куланов – востоковед, писатель, исследователь российско-японских отношений.
Япония, Александр Куланов, ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ

Что вы можете посоветовать человеку, который собирается в Японию впервые? Чему не удивляться, к чему быть готовым?

Я бы начал ответ со второго. Япония – страна правил, и я очень рекомендую тем, кто туда едет, заранее узнать, как себя вести. Одно из важнейших достижений японской цивилизации – умение не причинять неудобств другим людям. Существует слово «мэйваку», то есть неудобство, – чрезвычайно важное в японском мире. Услышать его можно где угодно, например в японском метро, где ни в коем случае нельзя разговаривать вслух по телефону: в транспорте должно быть тихо. Когда местные правила этикета нарушают от незнания, японцы относятся с пониманием и тактично поправляют. Но с тем, кто делает это демонстративно, могут повести себя довольно резко.

И первое: Япония не та страна, которой очаровываешься, едва сойдя с трапа самолета, и надо быть готовым к тому, что она раскрывается не сразу. Был момент во второй половине XX века, когда она поражала весь мир своим передовым обликом, но сегодня Япония – страна будущего из нашего прошлого. Это то будущее, каким мы его представляли себе 30–50 лет назад. Поезда в Китае и Франции ходят быстрее, интернет в России работает лучше, много чего в Японии устарело. Но при этом все работает слаженно и быстро, и нужно всего лишь немного терпения, чтобы увидеть это.

Вы занимаетесь Японией более 20 лет. Есть что-то, что продолжает вас по-прежнему интриговать?

Прошлый, пандемийный, год – причина большого моего удивления и любопытства. Мне кажется, японская психология за это время несколько изменилась. Последние 15 лет японцы культивировали в себе открытость миру, в том числе и приглашая туристов. Была поставлена четкая цель – в 2020 году принять 40 млн иностранных туристов. Идея фикс, которой все японцы, задействованные в туристической и смежных отраслях, просто жили. И вдруг раз – все это выключилось. И такое ощущение, что им на самом-то деле никогда это и не было интересно. Кажется, японцы уже и не ждут этих туристов и не будут ждать, даже когда все ограничения снимут.

С каким чувством японцы готовятся к Олимпиаде? Судя по опросам, большинство местных категорически против ее проведения.

Вопрос сложный. Изначально Олимпиада была назначена на конец июля – начало августа. В Токио это самое жаркое и влажное время в году: температура переваливает за 40 градусов в тени. Нагрузка невероятная не только для спортсменов и тренеров, но и для самих японцев. Планировалось перенести большинство соревнований под крышу и начинать их в шесть-семь утра, когда еще можно хоть как-то передвигаться. Предыдущая токийская Олимпиада, 1964 года, проводилась в октябре. Японцы недоумевали, почему нельзя и эту перенести на осень, но в конце концов смирились. Теперь, когда запрещен приезд гостей и ограничены даже права лидеров государств, желающих посмотреть Олимпиаду, японцы не понимают, зачем это вообще нужно – страдать самим и доставлять массу неудобств другим людям. Тем более в действительно экстремальных условиях пандемии. Для чего нужно причинять то самое «мэйваку», о котором я говорил? Японцам это непонятно, они против.

ФОТО: DEPOSITPHOTOS.COM

Насколько я знаю, в Японии замечательно развит внутренний туризм, который в пандемию стал еще более востребован: люди выезжают на уикенд полюбоваться на природу, поесть в мишленовском ресторане, посидеть в горячих источниках…

Да, это наследие прошлых веков, когда японцы привыкли путешествовать по стране. C XVII до середины XIX века в Японии была создана разветвленная дорожная сеть, а потом проложили еще и железные дороги, и путешествовать стало вдвойне удобно. Япония страна горная и сильно вытянута с севера на юг, поэтому, несмотря на не самые большие размеры, в ней множество климатических поясов: можно подняться в горы и замерзнуть где-нибудь на леднике, а можно поехать на Окинаву и провести время в тропиках. И любое из этих перемещений займет не более двух часов.

Правда ли, что для японцев крайне важна гастрономическая составляющая, в том числе и в поездках?

Самые яркие впечатления, которые японцы выносят из путешествий, – о том, что удалось попробовать. Это вполне объяснимо, и прошедший 2020 год расставил для меня все точки над i. Во время пандемии никто никуда не мог полететь, но любое место можно было наблюдать онлайн. При хорошем интернете увидеть можно что угодно, например площадь Святого Марка в Венеции. Единственное, что нам осталось недоступно, так это вкус кофе в одном из кафе на этой площади. Это остро индивидуальные ощущения, которыми нельзя поделиться, даже когда хочется. Можно рассказывать, показывать, но попробовать что-то на вкус можно только лично.

Что из гастрономических специалитетов необходимо попробовать в Японии? Рыбу фугу?

Ну, рыба фугу, на наш вкус, никакая. Попробовав ее, вы ничего особенного не ощутите. Если хотите что-то очень японское, съешьте натто. Это ферментированные соевые бобы. Японцы их очень любят, они полезны для здоровья, но на вкус и аромат они весьма своеобразны. Можно просто попробовать японские суси. Не калифорнию-ролл, а настоящие – те суси, что порекомендует официант или шеф-повар. Я видел, какое это вызывает потрясение, а иногда и недоумение: «Филадельфия вкуснее!»

Япония ведь одна из тех стран, что пострадали от пандемии в наименьшей степени?

Пока об этом рано говорить, но в целом Япония справляется неплохо. Экономика стабильна, небольшое число банкротств, не так уж много смертей от коронавируса. Одна из потерь – невозможность летать и пробовать вкусную заморскую еду. Но с едой и в самой Японии неплохо, потому что современная японская кухня – это в первую очередь мясо и во вторую рыба, а главное – большая вариативность блюд. На протяжении недели японец ест и что-то японское, и что-то французское, и что-то итальянское. Все это они привезли к себе как будто на случай, если не пустят куда-то еще.

Японцы известны как большие трудяги. Последний год, когда все в мире ушли на удаленку, что-то изменил в их рабочих привычках?

Японцы далеко не на первом месте по вовлеченности в удаленную работу. Они должны чувствовать корпоративный дух, а как его сохранить, если вы уходите на удаленку? Если шеф не видит и не понимает, что вы делаете. Есть в японском такое выражение «ку:ки-о ёму» – «читать воздух», то есть чувствовать то, что чувствуете вы. Как чувствовать по кабельной сети?

«Поезда в Китае современнее, интернет в России лучше. Но при этом все в Японии работает слаженно и быстро, и нужно лишь немного терпения, чтобы увидеть это»

А инэмури – японская сиеста – правда или миф?

Это явление существует не во всех компаниях, и, конечно, это не сиеста в испанском смысле – у японцев она длится не более 20–30 минут. В этом смысле все японцы – большие «штирлицы». Если помните, наш разведчик умел засыпать и просыпаться, программируя себя на конкретное время, и ему хватало 5–10 минут. Японцы – люди той же породы, способны засыпать мгновенно и так же мгновенно просыпаться. Могу сказать, что, поработав в Японии, я научился точно таким же образом выключаться и включаться через 10 минут, чувствуя себя бодрым, словно проспал два часа.

Это воспитание или гены?

То и другое. Представьте, как в шесть утра вы мчитесь из пригорода на работу. У вас безумный рабочий день, потом два часа переработки, четыре-пять часов походов по ресторанам. Вы возвращаетесь на последней электричке к часу ночи, а через пять часов вставать. И так десятилетиями. Вы учитесь засыпать, как только тело принимает фиксированное положение. Это защитная реакция организма.

Каким образом японцам удается поддерживать здоровье при таком безумном темпе?

В основе местного долголетия лежат несколько факторов – хорошее медицинское обслуживание и настойчивая профилактика, чистая вода, чистый воздух, хорошая пища и желание жить в этой стране как можно дольше. Потому что на протяжении последних 70 лет жить в Японии становилось все лучше и лучше. Представьте себе: вы выходите на пенсию, – а большинство японцев делают это в 65 лет, – и при средней продолжительности жизни в 84–85 лет у вас впереди еще 20 лет ресторанов и путешествий. Это рождает оптимизм: доработаю, а потом оттянусь. Но для этого надо следить за здоровьем, проводить много времени на воздухе, заниматься физкультурой – японцы абсолютные фанаты не спорта, а именно физкультуры.

Как японцы предпочитают тратить деньги?

Средний класс – на отдых и покупку дорогих вещей. Японию часто называют «бурандо сякай» – общество брендов. Для японца чрезвычайно важно иметь в своем гардеробе хотя бы одну настоящую брендированную вещь: Louis Vuitton, Fendi, MaxMara... Отсюда странное для нас представление о внешнем виде – японцы могут быть одеты во что угодно, но на локте будет висеть сумочка Louis Vuitton или нечто такое же крутое. Статус человека может показать даже один предмет – так это выглядит с точки зрения местной психологии.

Богатые японцы столь же сдержанны в том, что касается демонстрации своего статуса?

В Японии не принято выставлять роскошь напоказ. Это связано с традицией, появившейся в XVII–XIX веках: чтобы уменьшить накал классовых конфликтов, военное правительство законодательно ограничило возможность хвастаться доходами. Отсюда, например, замечательная привычка любоваться чем-то красивым в одиночку, втайне. Это принцип «изнанки кимоно»: японские купцы были обязаны носить кимоно установленного образца, но никто не мог запретить им сделать подкладку такой, какую они хотели. И они соревновались, у кого она круче: шелка, золото… Это представление о бизнес-этикете в Японии сохраняется и сегодня. Хвастаться богатством могут позволить себе лишь те, чей социальный статус это подразумевает, например поп-звезды. Но бизнесмен, который зарабатывает в десять раз больше, не имеет на это права. Он может покупать вещи дорогие, но смотреться они должны скромно.

Как лично вы пришли к Японии?

Через боевые искусства. Увлекся ими еще в школе, и в какой-то момент стало понятно, что, если я ничего не знаю об этой культуре, бессмысленно заниматься. Так возник интерес. А дальше в силу природного любопытства я стал задавать себе вопросы и пытаться отвечать на них.

Вы издали несколько книг о Японии – о единоборствах, об истории спецслужб, об имиджевых войнах, о сексуальности. Сейчас пишете что-то новое?

Пока не пишу, но материал потихонечку собираю. Возможно, вы удивитесь, но об истории ниндзя. Там есть что поизучать, и все там не вполне так, как мы себе представляем. Мне кажется, это интересная тема – в том числе и в контексте российско-японских отношений.

Интервью с бизнесменами, врачами, артистами, путешественниками, спортсменами и другими известными личностями вы можете найти в MY WAY.

Текст: Ирина Зиганшина

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

PS CULTIRE,

Юлия Наполова: «Наша задача – не повторяться»

Если начать вспоминать заметные выставочные проекты последних лет, среди них обязательно будут ...

ПОДРОБНЕЕ
Марион Котийяр, С Адамом Драйвером в фильме «Аннетт». ФОТО: IMDB.COM

Марион Котийяр: песни льда и пламени

Канны-2021 открылись грустным мюзиклом «Аннетт» Леоса Каракса. Главную женскую роль в нем сыгра...

ПОДРОБНЕЕ